mao 2012-05-12 39.3k

Архетипы коллективного бессознательного

Коллективное бессознательное – это глубинный слой психики человека, лежащий глубже уровня индивидуального бессознательного и общий для всех людей. Оно содержит результат многовековой истории человечества. Теория К. Г. Юнга описывает основные архетипы коллективного бессознательного, в их числе такие как самость, анима и анимус, тень, маска, мудрец, Бог. Архетип является сенсоформой, общим значением присущим всем индивидам, сохраняющимся на уровне коллективного бессознательного и проявляющимся в виде символов. Символ является непосредственной реализацией архетипа, но никогда не исчерпывает всего богатства его значений.

Архетипы коллективного бессознательного - иллюстрация к статье

Введение

Актуальность проблемы

Современный мир все больше и больше меняется. Новые технологии заполняют все сферы жизни человека. Только в последнее десятилетие произошли значительные перестройки образа жизни и общения между людьми. Мобильная связь, интернет, глобальная компьютеризация – все это накладывает отпечаток на внешние атрибуты качества жизни, так и на внутренний мир личности. Для того чтобы выжить, человек вынужден наращивать темпы скорости, мобильности, информированности. С одной стороны, эти изменения являются положительным явлением, вехой развития человечества, а с другой, они приводят к трансформациям сознания. Знания становятся более поверхностными, изменяются ценности, ослабевает связь между поколениями.

Все эти тенденции – признак времени. Но существует и другая парадоксальная вещь – сознание человека, все же по своей природе инертное образование, во многом остающееся архаичным. Как отмечает Н. Калина: «мифологическое сознание мыслит архетипичными образами, а это одновременно мышление смыслами, зафиксированное в образах познания мира, есть действительность как психическая реальность, во всем великолепии, глубине и ужасе ее тайн. Бессознательный акт мифотворческой мысли увлекает прежде всего те аспекты реальности, которые игнорируются рациональным сознанием [4; с. 216]». Но современный человек не далеко отошел от своих предков. Наблюдая закат первобытный человек представлял бога на огненной колеснице, или ужасное чудовище, глотавшее светило, и это мы называем мифотворчеством. Если рассмотреть современные представления – человек знает, что солнце является небесным телом, центром солнечной системы, в десятки раз превышающим размер земли, и именно наша планета крутится вокруг него, но когда мы хотим определить наступление заката или рассвета, мы говорим: солнце садится или солнце встает. Наш язык демонстрирует наши представления, по которым именно солнце встает и садится относительно нашего существования. Разве это не архаическое представление, что оно передается из поколения в поколение и является постоянным и неизменным.

Приведенная аргументация свидетельствует в пользу актуальности проблемы существования бессознательных слоев психики человека, которые по своей сути мифические и имеют архетипичную природу. Именно в контексте современности, существование этих архаических составляющих сознания приобретает актуальность и значимость.

Степень проработанности проблемы

На сегодняшний момент популярность разработки научных проблем, базирующихся на теории архетипов, значительно возросла. Литературу, рассматривающую понятие «архетип», можно условно разделить на три группы. К первой можно отнести труды психоаналитиков начала XX века, в частности С. Фрейда и самого К. Юнга, который ввел это понятие в научное обращение. В этих работах заложены фундаментальные основы представления о бессознательном, его процессах, закономерностях и составляющих.

Ко второй группе относятся работы советских ученых, в основном критического содержания[8]. Показательны в этом ключе работы Н. Ветровой и В. Руткевича в которых первая критикует К. Юнга за "идеалистически-иррациональный", "агностический" подход к содержанию архетипа [3], а второй, в свою очередь, - за одностороннее и антиисторическое объяснение религиозных феноменов, определенную смесь христианства, гностицизма, каббалистики, сочетающиеся с психологическим методом интерпретации библейских текстов[10]. Необходимо также отметить, что позиция А. Руткевича позже изменилась в сторону согласования с научным применением понятия "архетип" [11]. Третью, наиболее многочисленную группу, составляют труды, начавшиеся публиковаться с начала 80-х годов ХХ века. Они переосмысливают архетип в русле психологических и философских проблем современности (Е. Фиалкова [12], А. Пружинина, Б. Пружинин [9], Э. Мелетинский [7], Н. Калина [4], И. Тимощук [4] и другие). На данный момент, значительная часть работ в области психологии, а также философии и социологии так или иначе затрагивает тему архетипического содержания сознания человека. Цель данного исследования - осветить, опираясь на первоисточники, основные положения и концепции теории коллективного бессознательного К. Г. Юнга, в частности, уточнить значение архетипов, определенных автором как основы коллективного бессознательного.

Задачи исследования:

  • Определить основное содержание аналитической психологии: концепции и ее принципы.

  • Провести теоретический анализ теории коллективного бессознательного К. Г. Юнга.

  • Рассмотреть основные архетипы, определенные К. Г. Юнгом.

  • Выяснить роль и значение архетипа самости для развития личности.

  • Объектом исследования концепция коллективного бессознательного.

  • Предмет исследования – архетипы.

Раздел 1. Формирование психоаналитической концепции коллективного бессознательного К.Г. Юнга

1.1. Аналитическая психология К.Г. Юнга

Юнг автор аналитической теории личности. В общей сложности в современной психологии существует более 500 теорий, которые с той или иной стороны пытаются объяснить, структурировать, обозначить личность. Некоторые из них оригинальны, некоторые – результат синтеза нескольких направлений. Возникновение такого количества попыток объяснения личности связано с тем, что на сегодняшний день ни одна теория не охватывает всю разносторонность и широту понятия «личность». Первые и наиболее концептуальные теории возникли в начале XX века. Среди них такие как психоанализ З. Фрейда, который в дальнейшем трансформировался в неопсихоанализ (К. Хорни, Э. Эриксон, Э. Фромм), гуманистическая психология (К. Роджерс, А. Маслоу), бихевиоризм (Уотсон, Торндайк), когнитивная психология (Келли), трансактный анализ (Э. Берн), экзистенциальная психология (В. Франкл) и другие.

Юнг начал формироваться как психолог в рамках психоаналитической доктрины. Он долгое время работал с З. Фрейдом и разошелся с ним по некоторым принципиальным вопросам. К. Юнга как и З. Фрейда интересовало содержание бессознательного человека, но в отличие от З. Фрейда он утверждал, что содержание бессознательного является чем-то большим, чем подавленные половые и агрессивные импульсы. Согласно теории К. Юнга индивиды мотивированы интрапсихическими силами и образами, происхождение которых уходит в глубь истории эволюции. Это врожденное бессознательное содержит духовный материал, имеющий глубокие корни, и объясняет присущее всему человечеству стремление к творческому и физическому совершенству. Другой источник разногласий между З. Фрейдом и К. Юнгом – отношение к сексуальности как к подавляющей силе в структуре личности. З. Фрейд трактовал либидо, в основном, как половую энергию, а К. Юнг рассматривал его как диффузную творческую жизненную силу, проявляющуюся разными путями – как, например, в религии или стремлении к власти. То есть, в понимании К. Юнга, энергия либидо концентрируется в разных потребностях – биологических или духовных. Как и А. Адлер (еще один последователь З. Фрейда), К. Юнг отвергал заявление Фрейда о том, что мозг представляет собой "приложение к половым железам" [18] Взгляды Юнга на личность являются одними из самых сложных и нетрадиционных. Его теория уникальна, основательна и уже второй век является источником вдохновения для исследователей. За свою жизнь К. Г. Юнг написал более 20 томов научно-аналитических исследований.

1.2. Краткий биографический очерк жизни К. Г. Юнга.

Для того, чтобы понять генезис формирования и становления теории К. Г. Юнга, кратко проследим основные события его личной жизни. Карл Густав Юнг (Carl Gustav Jung) родился в Кесвили, в Швейцарии, в 1875 году. Вырос в Базеле, Швейцария. Единственный сын пастора швейцарской реформаторской церкви, он был глубоко интровертированным ребенком (углубленным в себя), но хорошо учился, жадно читал, особенно философскую и религиозную литературу, и наслаждался одинокими прогулками, во время которых увлекался тайнами природы [14].

К. Юнг изучал медицину в Базельском университете и получил медицинскую степень по специальности психиатрия в 1900 году. В этом же году он занял должность ассистента в госпитале для душевнобольных в Цюрихе, где работал под руководством Эжена Блейлера, автора термина "шизофрения". Интерес К. Юнга к сложной психической жизни больных шизофренией вскоре привел его к работам З. Фрейда. После знакомства с "Толкованием сновидений" К. Юнг начал регулярно переписываться с З. Фрейдом. Наконец, они встретились в доме З. Фрейда в Вене, в 1907 году. Этот визит К. Юнга к З. Фрейду положил начало тесным личным и профессиональным отношениям. Образованность К. Юнга произвела глубокое впечатление на З. Фрейда. Он полагал, что К. Юнг мог бы идеально представлять психоанализ в мировом научном сообществе, потому что не был евреем. К. Юнг был принят как "старший сын" с присвоением титула "наследника и кронпринца". Он был избран первым президентом Международной психоаналитической ассоциации в 1910 году. Однако в 1913 году двое учёных разорвали отношения. В следующем году К. Юнг сложил полномочия президента Психоаналитической ассоциации и вышел из нее. Разрыв ускорили как причины личного характера, так и теоретические разногласия. Больше они ни разу не встречались[5]. Следующие четыре года К. Юнг переживал тяжелый кризис, и это так ослабило его, что он отказался читать курс лекций в институте в Цюрихе. Он был буквально одержимым изучением собственных снов и фантазий, что, по мнению некоторых ученых, чуть не привело его к безумию. Только к концу Первой мировой войны он смог прервать свое путешествие по лабиринтам внутреннего мира, чтобы создать новый подход к изучению личности, где в качестве основных идей выступали человеческие стремления и духовные потребности. К. Юнг приписывал все свои поздние работы и творческую активность влияния этого периода болезненной интроспекции бездны своего бессознательного. Его автобиография "Воспоминание, сновидения, рассуждения" начинается с утверждения: "Моя жизнь - это история самопроявления бессознательного"[14].

Развиваясь на почве свободолюбивой Швейцарии, в семье медиков, теологов, пасторов, мистиков и масонов, он объединил в своем творчестве психическую, духовную и физическую стороны человека, тем самым предсказав современные независимо развивающиеся тенденции взаимодействия научных дисциплин. Карл Юнг пришел к современной тенденции не отделять физические недуги от духовных, еще в начале XX века – во многом благодаря разносторонности своих интересов и знаний, а также семейной атмосфере [5]. Трагический эпизод в жизни К. Юнга связан с обвинениями его в симпатиях к нацистам. К. Юнг со всей страстью отвергал эти нападки и в конце концов был реабилитирован. Свою дальнейшую жизнь он посвятил путешествиям по миру и чтению лекций. Изучение разных культур в Америке, Африке и Азии позволило ему расширить свое понимание природы человека. Аналитическая психология в конечном счете нашла очень широкую аудиторию в разных странах. Его книги не утратили своей актуальности и сегодня. К. Юнг умер в 1961 году в возрасте 86 лет в Куснахте, Швейцария[14].

1.3. Основное содержание аналитической психологии: концепции и принципы.

Осмысление К. Юнгом основной концепции психоанализа привело к появлению ряда идей в различных научных областях, таких как психология, философия, астрология, археология, медицина, теология и литература. Эта широта поиска, с одной стороны, дала миру интересные взгляды и открыла ранее невиданные аспекты, а с другой, сделала труды К. Юнга достаточно сложными для усвоения и переосмысления.

Основная часть теории К. Юнга, касающаяся структуры личности, явилась следствием переосмысления теории бессознательного З. Фрейда. Согласно концепции З. Фрейда, личность человека состоит из трех частей: Ид (Оно), Эго (Я) и Супер-эго (Над-я). Соответственно - Эго – это сознание человека, и его часть, отвечающая за осмысленное поведение, Ид – хаотическое, неконтролируемое бессознательное (вместилище вытесненных желаний, стремлений и переживаний, пытающееся «высвободиться» давя на Эго) и Супер-эго – часть бессознательного , что является надстройкой над личностью. Супер-эго формируется в раннем возрасте под влиянием родительских установок и поведения. Оно условно выступает интериоризированным образом отца и проявляется как совесть. Супер-его давит на Эго, требуя соблюдения родительских наставлений. То есть, Эго оказывается «зажатым» между спонтанным, хаотическим Ид и деспотическим, покоряющим Супер-эго и этот слабый баланс соответствует душевному равновесию. Когда вытесненные стремления и желания становятся слишком активными и частично «прорываются» в сознание, имеет место невроз, преодолеть который можно путем их осознания в процессе психоаналитической терапии [13].

Рассматривая структуру личности, К. Юнг утверждал, что она состоит из двух отдельных структур, взаимодействующих между собой: таких как Эго (индивидуальное бессознательное) и коллективное бессознательное. По К. Юнгу Эго – является центром сознания. Оно включает в себя все мысли, чувства, воспоминания, благодаря которым человек ощущает свою цельность, стабильность. Его – база самосознания, благодаря ему люди способны созидать результаты своей деятельности. Личное бессознательное является вместилищем конфликтов и воспоминаний, когда-то осознанных, но затем вытесненных и забытых. Туда также входят те чувственные впечатления, которым не хватило яркости, чтобы быть отмеченными в сознании [14]. Указанные представления К. Юнга об индивидуальном бессознательном не разбегаются с мнением С. Фрейда. Но в своих поисках К. Юнг пошел дальше, сделав акцент на том, что личное бессознательное вмещает комплексы, или совокупность эмоционально заряженных мыслей, чувств, воспоминаний, вытесненных индивидом из прошлого личного опыта или родового наследственного опыта. Согласно К. Юнгу, эти комплексы сосредоточены вокруг обычных тем, которые могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивида. Например, человек с комплексом власти может тратить значительное количество психической энергии на прямо или символически связанную с темой власти деятельность. То же может происходить с человеком, находящимся под влиянием матери, отца, денег, секса или другой разновидности комплексов. Сформировавшийся комплекс однажды начинает влиять на поведение человека, его мировосприятие. По мнению К. Юнга, материал личного бессознательного уникален и, как правило, доступен для осознания[14]. Но новаторство К. Юнга устремилось дальше, к определению им коллективного бессознательного. Индивидуальное бессознательное, рассмотренное выше, не является конечным образованием, оно, по словам К. Юнга, «покоится на другом, более глубоком» слое личности, происходящем уже не из индивидуального опыта, а из всеобщего человеческого опыта. К. Юнг избрал термин «коллективное» имея в виду, что бессознательное, о котором идет речь, имеет не индивидуальную, а всеобщую природу. То есть оно включает в себя образы общие для всех индивидов[19]. Образы коллективного бессознательного являются результатом эволюционного процесса и включают в себя обобщенную человеческую память поколений людей и даже человекообразных далеких предков. В коллективном бессознательном умещается все духовное наследие человеческой эволюции, повторяющееся в структуре мозга каждого отдельного индивида[14]. Таким образом, содержание коллективного бессознательного есть следствие эволюционного процесса. Он передается путем наследственности и является общим для всего человечества.

К. Г. Юнг допускал, что коллективное бессознательное не является концом или дном бессознательного. В своих «Тавистокских лекциях» он отмечает, что коллективное бессознательное является самым глубоким слоем, к которому еще возможно добраться в исследование бессознательного – это то место, где человек уже не является четко выраженной индивидуальностью [20], то есть за этим представлением скрытое понимание глобальности и бесконечности бессознательного . Содержанием коллективного бессознательного К. Юнг считал архетипы. Само понятие архетипа не было новым, оно встречается в трудах мистиков и христианских учений. В работе Л. Леви-Брюля понятие "representations collectives", употребляемое для обозначения символических фигур в изначальном миротворении тоже имеет архетипичную природу [6]. К. Юнг не претендует на то, что архетипы являются его личным изобретением, напротив в своей работе "Об архетипах коллективного бессознательного" он подчеркивает давность этого понятия, тем самым давая понять, что передовые мыслители человечества издавна приходили к идее их существования[19].

Если буквально понимать понятие «архетип», то его можно приравнять к понятию «первоначальная модель», как некоторый мощный первобытный психический образ. Он определяет сущность, форму и способ связи наследственных бессознательных первообразов и структур психики, передаваемых из поколения в поколение. Их функция – обеспечение основы поведения и структурирования личности, понимание мира, обеспечение внутреннего единства и взаимосвязи культуры и взаимопонимания между индивидами [1].

Архетипы заставляют людей воспринимать, переживать и реагировать определенным образом на события. Они не являются воспоминаниями или целостными образами. Они факторы, являющиеся предпосылкой поведения, основанной на универсальной модели восприятия, мышления и действий в ответ на какое-либо событие или объект. Врожденная, в этом случае, тенденция эмоционально, когнитивно и поведенчески реагировать на конкретные ситуации, например: внезапные встречи с родителями, любимыми, незнакомыми людьми и другие [14].

К идее архетипов коллективного бессознательного К. Г. Юнга пришел через изучение и философское переосмысление мифов разных народов. Ему удалось вычленить у них общие мотивы и образы, такие как мужчина, женщина, ребенок, Бог, мудрец, старуха и другие.

Как отмечает К. Юнг, для первобытного мышления миф, не сказочный или просто повествование, он, в первую очередь психическое явление, выражающее глубинную сущность души. Дикарь не склонен к объективному объяснению самых очевидных вещей. Напротив, он постоянно испытывает потребность приспосабливать весь внешний опыт к душевным событиям. Ему недостаточно просто видеть, как встает и заходит солнце, все эти наблюдения должны одновременно быть психическими событиями, то есть метаморфозы солнца должны метафоризировать судьбу бога или героя, живущего по сути дела в самой человеческой душе. Все мифологизированные природные процессы: такие, как лето и зима, молодая луна, дождливое время года и прочее,- являются не столько аллегорией самых объективных явлений, сколько символическим выражением внутренней бессознательной драмы души. Она улавливается сознанием через проекции, т.е. являясь отраженной в естественных событиях. Такое проектирование лежит в основах душевной реальности, а потому понадобилось несколько тысячелетий истории культуры, чтобы хоть как-то отделить проекцию от внешнего объекта [19].

Архетипы, по К. Юнгу, проявляются в повседневной жизни индивидов. Эти проявления, кроме непосредственно мифов, являющихся выражением архетипов, встречаются в сновидениях. К. Юнг считал, что сон – нормальное психическое явление, передающее бессознательные реакции или спонтанные импульсы сознания, поэтому многие сны может интерпретировать их владелец, используя метод свободных ассоциаций и рассказывая сюжеты снов. Но существуют случаи, когда сон выступает как навязчивое состояние, имеет повышенную эмоциональную окраску, тогда недостаточно лишь свободных ассоциаций того, кто его видел, так как во сне проступают элементы уже не индивидуального, а коллективного содержания. Такие элементы наблюдал и З. Фрейд, называя их «архаическими останками». На основе этого К. Юнг приходит к выводу, что существует аналогия между образами снов современного человека и продуктами примитивного сознания: «коллективными образами» и мифологическими мотивами. Архетипы, по выражению К. Юнга, создают мифы, религии и философии, оказывающие влияние на целые народы и исторические эпохи, характеризующие их [16]. В качестве примера, К. Юнг приводит многие случаи, среди которых случай с профессором, у которого случилось внезапное видение, и он подумал, что заболел. К К. Юнгу он пришел в состоянии паники. Тогда психотерапевт взял с полки книгу написанную четыреста лет назад и показал гравюру, изображавшую видение профессора. Это демонстрировало, что профессор вполне нормален, а его видения происходят из коллективного бессознательного и имеют архетипическую природу[16].

Также свою теорию К. Юнг подтверждает интерпретируя, в контексте мировой символики, детские сновидения. По его мнению, дети не имеют такого широкого доступа к социально-культурному наследию человечества, как взрослые, но в их снах отчетливо выступают образы коллективного бессознательного, которые они раньше нигде не могли усвоить [16]. Слабость теории коллективного бессознательного, как и всей психоаналитической концепции, заключается в невозможности практическим путем доказать или опровергнуть ее. Никаким психоаналитиком не было проведено масштабных экспериментальных исследований с применением статистических методов или надежных валидных методик, подтверждающих наличие бессознательного в целом и коллективного бессознательного в частности. Все выводы, к которым пришли З. Фрейд, К. Г. Юнг, А. Адлер, К. Хорни и другие ученики и последователи З. Фрейда, базируются на их собственном эмпирическом опыте, приобретенном в процессе практической деятельности. Поэтому эти теории постоянно подвергаются критике, находя как сторонников, так и скептиков. Хотя существование анализируемой концепции длится уже около ста лет и большинство ее утверждений приобрело статус истинности, выдержав проверку временем, и у изучающих их возникает все меньше сомнений в достоверности вещей, существование которых утверждается психоаналитической доктриной. Методами, которые использовал К. Юнг были метод свободных ассоциаций, разработанный С. Фрейдом, метод анализа фантазий и сновидений пациентов и аналитическое изучение мифов, легенд, преданий и обычаев разных народов. Основная причина недоказуемости психоаналитической теории состоит в ее двойном субъективизме. С одной стороны субъектом выступает клиент, с другой – терапевт. Каждый случай требует отдельного индивидуального подхода в котором невозможна механическая трактовка. Когда речь идет о символах, как отмечает К. Юнг, всегда следует исходить из ситуации и индивидуальных данных. Так фаллос может выступать символом первоначала и творения, но нарисованный на асфальте уличным парнем, он не несет глубинного религиозного смысла, а является лишь проявлением любопытства этого парня к собственным половым органам [16]. Поэтому процесс психоанализа субъективирован и зависим как от личности клиента, его способности анализировать и интерпретировать собственные сны, образы, ассоциации так и от терапевта, его индивидуальных качеств, умений, навыков, кругозора и прочего. Объективность как таковая невозможна для учения К. Юнга, так как структуры, которые она затрагивает глубинные и не поддаются традиционному для естественных наук статистическому изучению и классификации.

Выводы к разделу I

К. Г. Юнг начал формироваться как психотерапевт в рамках психоаналитической доктрины, чему способствовало длительное сотрудничество с З. Фрейдом. Сложным и травмирующим фактором, приведшим к формированию аналитической психологии, как отдельного направления, стал разрыв с Фрейдом, вызванный различием в некоторых принципиальных вопросах. К. Юнга как и С. Фрейда интересовало содержание бессознательного человека, но, в отличие от С. Фрейда он утверждал, что содержание бессознательного есть нечто большее, чем подавленные половые и агрессивные импульсы. Осмысление К. Юнгом концепции психоанализа привело к появлению ряда идей в разных научных областях (психологии, философии, астрологии, археологии, медицине, теологии и литературе). Эта широта поиска дала миру интересные взгляды и открыла ранее невиданные аспекты, но и сделала труды К. Юнга достаточно сложными для усвоения и переосмысления.

Определено, что согласно концепции К. Г. Юнга, психика имеет следующую структуру: Эго – центр сознания и самосознания, он дает возможность видеть результаты собственной деятельности человека; включает в себя все мысли, чувства, воспоминания, благодаря которым человек чувствует свою целостность, стабильность. Личное бессознательное - вместилище конфликтов, воспоминаний, когда-то осознанных, но затем их вытесненных и забытых, а также чувственных впечатлений, которым не хватило «яркости», чтобы быть отмеченными в сознании. Коллективное бессознательное – бессознательное, имеющее всеобщую природу, включает в себя образы общие для всех индивидов. Его содержание есть следствие эволюционного процесса. Оно передается путем наследственности и является общим для всего человечества.

Коллективное бессознательное состоит из архетипов. К. Юнг не претендует на то, что он изобрел понятие "архетипа". В работе "Об архетипах коллективного бессознательного" он подчеркивает давность этого понятия, чем иллюстрирует его значимость и достоверность. Архетипы могут проявляться в мифах и сновидениях не определенным конкретным мотивом, а совокупностью мотивов, которые могут варьироваться и иметь различные формы выражения, оставляя целостное содержание. Он выступает в качестве схемы, содержащей совокупность представлений и образов. Говоря словами К. Юнга, архетип является «своеобразным вектором направления» представлений.

Слабость теории коллективного бессознательного, как и всей психоаналитической концепции, заключается в невозможности практическим путем доказать или опровергнуть ее. Основная причина недоказуемости психоаналитической теории состоит в ее двойном субъективизме. Каждый случай требует отдельного индивидуального подхода, в котором невозможна механическая трактовка.

Процесс психоанализа субъективирован и зависим как от личности клиента, его способности анализировать и интерпретировать собственные сны, образы, ассоциации, так и от терапевта, его индивидуальных качеств, умений, навыков, кругозора и прочего. Объективность как таковая невозможна для учения К. Юнга, так как структуры, которые она затрагивает, глубинные и не поддаются статистическому изучению и классификации.

Раздел II. Философско-психологический анализ архетипов коллективного бессознательного

Юнг описал значительное количество архетипов и их символических проявлений. Архетипы и символы сочетаются определенным образом. Архетип выступает сенсоформой, общим значением, тогда как символ является его непосредственной реализацией. Любой произвольный ряд символов не исчерпывает всей содержательности архетипа. Символ всегда представляет только аспект, грань архетипа.

Рассмотрим основные архетипы, описанные К. Юнгом. Само – воплощение целостности и гармонии, регулирующий центр личности. Символизируется мандолой (кругом). Само, я сам – наиболее важный архетип в теории Юнга. Она является понятием более высокого порядка, чем «Эго», включает его в себя. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединены все остальные элементы. Самость включает в себя как физиологические, так и психические аспекты человеческого бытия и находится частично на уровне сознания, но большая ее часть существует на уровне бессознательного.

К этому уровню относится:

А) содержание бессознательного, временно остающихся бессознательным и может быть воспроизведено в произвольном порядке (память);

Б) содержание бессознательного, не поддающегося произвольному воспроизведению, проявляется в спонтанных прорывах сверхсознательных содержаний в сознание;

В) содержание, которое вообще не может быть осознанным. Третья группа является гипотетической; ее существование логически выводится из фактов, стоящих за второй группой. В нее входят содержания, которые либо еще не прорвались внутрь сознания, либо никогда не прорвутся в нее[17].

Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает внутреннее единство, гармонию и цельность. Таким образом, в понимании Юнга, развитие самого себя – это главная цель человеческой жизни. Основным символом архетипа самости, или самого себя, есть мандала и ее многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По К. Юнгу, целостность и единство Я, символически выраженные в завершенности фигуры. Мандалы можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. К. Юнг думал, что религия есть большая сила, способствующая стремлению человека к целостности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души – сложный процесс. Полной уравновешенности личностных структур, он считал, достичь невозможно. К этому можно прийти не раньше среднего возраста. Более того, архетип "себя", самости не проявляется до тех пор, пока не произойдет объединение и гармонизация всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого Я требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта[14].

Тень – бессознательная противоположность того, что человек стойко утверждает в своем сознании (Сатана, Гитлер, Садам Хусейн). В противоположность той роли, которую исполняет в нашем приспособлении к окружающему миру маска, архетип тени, представляет подавленную темную, глупую и животную сторону личности. Тень содержит наши социально-неприемлемые половые и агрессивные импульсы, безнравственные мысли и страсти [14].

Тень представляет собой моральную проблему, бросающую вызов личностному эго в целом, потому что ни один человек не в состоянии осознать свою тень, не приложив серьезных усилий нравственного характера. Ее осознание предполагает признание реального присутствия темных аспектов личности. Акт подобного признания – существенное условие самопознания, для осуществления которого нужно преодолеть собственное сопротивление. Психотерапевтическая работа с тенью заключается в осознании индивидом собственных проекций, являющихся сложным процессом, требующим много усилий и длительного труда, но благоприятным в осознании тени, является тот аспект, что она поддается человеку, имеющему значительную степень самокритичности. К. Юнг считал, что осознать тень на уровне собственной личности возможно, но проблема появляется тогда, когда речь идет о ней как об архетипе, так как человеку страшно и тяжко «заглянуть в лицо абсолютного зла» [17].

Но тень обладает и положительными свойствами. К. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно К. Юнгу, функция Эго состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, укрощать пагубную сторону нашей натуры настолько, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью [14]. Анима – бессознательная женская сторона личности мужчины. Она представляется следующими символическими образами: Женщина, Дева Мария, Мона Лиза. Анимус – бессознательная мужская сторона личности женщины (Мужчина, Иисус, Дон Жуан). В архетипах анимы и анимуса находит выражение признания К. Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анима представляет внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательной женской стороны, в то время как анимус – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона. Эти архетипы основаны, по крайней мере, частично, на том биологическом факте, что в организме мужчин и женщин производятся и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал К. Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Много мужчин, по крайней мере в определенной степени, "феминизировались" в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин верно обратное. К. Юнг настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая всеобщего баланса, чтобы не тормозить развитие личности в направлении самоосуществления. Другими словами, мужчина должен выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, равно как и феминные. Если эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом будет односторонний рост и функционирование личности [14]. Осознать аниму или анимус, по мнению К. Юнга, очень сложно, на много проще принять тень, так как воспитание и общество дает человеку понимание того, что он не идеальный и у его личности есть теневые стороны. В случае анимы или анимуса нужно преодолевать определенные моральные препятствия в виде тщеславия, амбиций, высокомерия, раздражения, однако в случае проекций к ним добавляются и интеллектуальные осложнения, и проблемы содержания проекций, с которым плохо понятно, что нужно делать. Кроме того, К. Юнг учитывает сомнения, возникающие при анализе этих вещей, относительно того, не слишком ли человек вмешивается в дела природы, извлекая на свет сознания вещи, которые, возможно, лучше бы оставить в покое [17].

Тень может быть осознана только через отношения с партнером, анима же и анимус – только через отношения с партнером противоположного пола, потому что только внутри таких взаимоотношений начинают действовать их проекции. Признание анимы мужчиной создает триаду, одна треть которой трансцендентна: триада состоит из мужчины-субъекта, противоположного ему субъекта-женщины и трансцендентной анимы. У женщины ситуация обратная. Отсутствующим четвертым элементом, который превратил бы триаду в тетраду, у мужчины будет архетип Мудрого Старца, а у женщины – Хтонической Матери. Все четыре элемента вместе образуют наполовину имманентный и наполовину трансцендентный тетрад - архетип, который К. Юнг назвал брачным кватернионом. Этот брачный кватернион является исходной схемой не только для самости, но также для структуры первобытного общества с его кросс-кузенными браками, брачными классами и разделением поселения на четыре квартала. Кроме того, самость есть образ Бога (ее трудно отделить от него)[17].

Маска – социальная роль человека, берущего свое начало с общественных ожиданий и обучения в раннем детстве (театральная маска). Происходит от латинского слова "persona", обозначающего театральную маску, личину) – это наша публичная личность, то есть то, как мы проявляем себя в отношениях с другими людьми. Маска обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. В понимании К. Юнга, маска служит цели производить впечатление на других, или скрывать от других свою подлинную сущность. Маска как архетип, необходимый нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Однако, К. Юнг предупреждал о том, что если этот архетип приобретает слишком большое значение, то человек может стать неглубоким, поверхностным, сведенным к одной только роли и отчужденным от искреннего эмоционального опыта[14].

Кроме того, Юнг выделяет среди основных архетипов, архетип Мудреца (персонификация жизненной мудрости и зрелости (Пророк)) и Бога (конечное проявление психической реальности спроектировано на внешний мир) [14]. Все эти архетипы имеют значение только в своей реализации посредством символов. Человек может иметь бесконечное количество информации относительно символов определенного архетипа, но поскольку эта информация не является результатом ее целенаправленной работы по осознанию, она не даст результатов. К. Юнг писал, что использование образов не имеет смысла, поскольку человек не понимает их значения. Определяющую роль играют не сами образы-определения, а их взаимодействие с человеком, его отношение и переживание этих образов [21].

К. Юнг в отличие от З. Фрейда, утверждавшего, что ключевыми в развитии личности являются ранние детские годы, считал, что человек развивается на протяжении всей жизни. Путь к самосовершенствованию, самоутверждению и развитию он назвал – индивидуация. Для него одной из главных жизненных целей является поиск и нахождение человеком самого себя и как результат стремления разных компонентов личности к единству. Эта идея поиска гармонии и целостности нашла свое воплощение и в других психологических направлениях – гештальте, экзистенциальной и гуманистической психологии. В этом контексте архетип самости выступает центральным и ключевым звеном всего процесса развития человека. По К. Юнгу процесс индивидуации достигается сложно и доступен лишь немногим людям, обладающим определенным уровнем интеллектуальных, морально-волевых качеств и необходимым количеством свободного времени [17].

Выводы к главе 2

Теория К. Г. Юнга описывает основные архетипы коллективного бессознательного, в их числе такие как самость, анима и анимус, тень, маска, мудрец, Бог. Архетип является сенсоформой, общим смыслом, присущим всем индивидам, сохраняющимся на уровне коллективного бессознательного и проявляющимся в виде символов. Символ является непосредственной реализацией архетипа, но никогда не исчерпывает всего богатства его значений.

Архетип самости представляет собой воплощение целостности и гармонии, регулирующего центр личности. Его символ – мандала (круг) как знак целостности и гармонии.

Тень – бессознательная противоположность того, что человек стойко утверждает в своем сознании. Ее воплощение – Сатана, Гитлер, Садам Хусейн и другие.

Анима – бессознательная женская сторона личности мужчины. Она представляется следующими символическими образами: Женщина, Дева Мария, Мона Лиза.

Анимус – бессознательная мужская сторона личности женщины. Его воплощают: Мужчина, Иисус, Дон Жуан. В архетипах анимы и анимуса выражается признание К. Юнгом врожденной андрогинной природы людей.

Анима – внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательная женская сторона. Анимус – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона.

Маска – социальная роль человека. Она проявляется под влиянием публичных ожиданий и обучения в раннем детстве. Символом есть театральная маска. Маска – это то, как человек проявляет себя в отношениях с другими людьми.

Архетип мудреца – это персонификация жизненной мудрости и зрелости (Пророк).

Архетип Бога – означает конечное проявление психической реальности, спроектированной на внешний мир.

Установлено, что по мнению К. Юнга архетипы имеют значение только реализуясь посредством символов. Только целенаправленный труд и переживание позволяет человеку понять собственные архетипы. Выяснено, что Юнг считал, что человек развивается на протяжении всей жизни. Этот путь самопознания, самосовершенствования и самоутверждения он назвал индивидуацией. Одной из главных жизненных целей человека является поиск и обретение самого себя. В этом контексте ключевым выступает архетип самости.

Выводы

Из проанализированного материала следует, что, отойдя от теории С. Фрейда, К. Юнг значительно обогатил психологическую науку новыми, до этого не высказанными идеями, в том числе концепцией коллективного бессознательного. Согласно концепции К. Г. Юнга психика имеет следующую структуру: Эго (центр сознания и самосознания), личное бессознательное (вместилище конфликтов, воспоминаний, которые когда-то были осознаны, но затем были вытеснены и забыты, и чувственных впечатлений, которым не хватило «яркости» », чтобы быть отмеченными в сознании) и коллективное бессознательное.

Определено, что коллективное бессознательное – это глубинный слой психики человека, лежащий глубже уровня индивидуального бессознательного и общий для всех людей. Оно содержит результат многовековой истории человечества. Установлено, что коллективное бессознательное по теории К. Юнга воплощается в архетипах. Архетипы могут проявляться в мифах и сновидениях не определенным конкретным мотивом, а совокупностью мотивов, которые могут варьироваться и иметь различные формы выражения, оставляя целостное содержание. Оно выступает в качестве схемы, содержащей совокупность представлений и образов.

Отмечено, что слабым моментом теории коллективного бессознательного есть невозможность экспериментально проверить и доказать его существование, что оставляет данную теорию на уровне логических построений и умозаключений. В своих поисках автор пользовался методом свободных ассоциаций, разработанным С. Фрейдом, анализом сновидений и фантазий собственных пациентов, изучением мифов, фольклора, легенд и сказок разных народов.

Теория К. Г. Юнга описывает основные архетипы коллективного бессознательного, в их числе такие как самость, анима и анимус, тень, маска, мудрец, Бог. Архетип является сенсоформой, общим значением присущим всем индивидам, сохраняющимся на уровне коллективного бессознательного и проявляющимся в виде символов. Символ является непосредственной реализацией архетипа, но никогда не исчерпывает всего богатства его значений.

Установлено, что по мнению К. Юнга, архетипы имеют значение только реализуясь посредством символов. Только целенаправленный труд и переживание позволяет человеку понять собственные архетипы. Путь к осознанию архетипов К. Юнг назвал – индивидуацией. Он воплощает одну из главных жизненных целей человека – поиск и обретение самого себя и архетип самости выступает ключевым в этом процессе.

Дальнейшая перспектива исследования состоит в уточнении роли и значения архетипов в контексте украинской ментальности. Также научный интерес представляет теоретическое исследование проблемы воплощения идей К. Г. Юнга в современных научных концепциях и теориях.

Список используемых источников

  1. Архетип. Словарь практического психолога / сост. С.Ю. Головин. – Минск: Харвест, 1998. – 800 с.

  2. Бакусев В. К. Г. Юнг: Парадоксы жизни и творчества / В. Бакусев // К. Г. Юнг Психология бессознательного. - М., 1994 – С. 7–10.

  3. Ветрова Н. В. Миф и художественное творчество (Критика концепций З. Фрейда и К. Г. Юнга): автореф. дис. канд. філософ. наук: спец. 09.00.11/ Ветрова Н. В. - М, 1984. – 21 с.

  4. Каліна Н. Ф. Основы Юнгианского анализа сновидений / Н. Ф. Каліна, И. Г. Тимощук. – М.: «REFL-book», К.: Ваклер, 1997. – 304 с.

  5. Карл Густав Юнг Жизнеописание, мировоззрение, цитаты за 60 минут // Человек мира – Изд-во: Вектор, 2006 - 160 с.

  6. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении /

  7. Л. Леви-Брюль. – М.: Педагогика-Пресс, 1994. – 608 с.

  8. Мелетинский Е. М. Аналитическая психология и проблема происхождения архтипических сюжетов / Мелетинский Е. М. // Вопросы философии -1991. - N 10.-С. 42.

  9. Попова М. А. Критика психологической апологии религии / Попова М. А. // Современная американская психология религии. - М, 1972. - С. 211-220.

  10. Пружиніна А.А Из истории отечественного психоанализа (Историко-методологический очерк) / Пружиніна А.А., Пружинин Б.И. // Вопросы философии. -1991. - N 7 – С. 23-28.

  11. Руткевич А.М. Психоанализ и религия / Руткевич А.М. - М, 1987. – 230 с.

  12. Руткевич А.М. К.Г.Юнг об архетипах коллективного бессознательного / Руткевич А.М. // Предисловие к кн.: Юнг К. Архетип и символ. – М: Наука - С. 21.

  13. Фиалкова Е. М. Методологические аспекты аналитической психологии К.Г.Юнга / Фиалкова Е. М. // Вопросы философии. - 1979. - N 1. – С. 19-24.

  14. Фрейд З. Я и Оно // Хрестоматия по истории психологи / под ред. Гальперина П. Я., Ждан А. Н. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - С. 184-188.

  15. Хьелл Л. Теории личности / Хьелл Л., Зиглер Д. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2009. — 607 с.

  16. Юнг К. Г. Аналитическая психология / К. Г. Юнг. – СПб: Питер, 1994. - С. 30-38.

  17. Юнг К. Г. Архетипы и символы / К. Г. Юнг. – М.: Ренессанс, 1991. – 292 с.

  18. Юнг К. Г. AION. Исследование феноменологии самости / Юнг К. Г. - М: Рефл-бук, Ваклер, 1997 – 456 с.

  19. Юнг К.Г. Критика психоанализа / Юнг К.Г. / Пер. с нем. и англ. под общей ред. В. Зеленского — СПб: Гуманитарное агентство: «Академический проект», 2000 — 304 с.

  20. Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного / К. Г. Юнг // Вопр. философии. - 1988. - № 1. - С. 131-138.

  21. Юнг К. Г. Аналитическая психология. Тавистокские лекции / Юнг К. Г. - М: Азбука-классика, 2007 – 360 с.

  22. Юнг К. Г. Человек и его символы / Юнг К. Г. – СПб: Б. С.К., 1996, - 651 с.