Ассоциация философского искусства

Ассоциация Философского Искусства

ГлавнаяОб АссоциацииФилософияАфоризмотерапияДайджестыФорум
АФИ-почта
Забыли пароль? Запомнить меня

Вашему вниманию предлагается первая лекция.

 

ЛЕКЦИЯ 1

 

Как определить философию?

1. Обыденное, личностное и философское мировоззрение.

2. Философский текст и личность философа.

3. Идеалистические и материалистические основания личности философа. Понятие персонализма.

 

§ 1

Предварительное замечание

 

Для ответа на вопрос, какой должна быть современная философия человека и его пределов, необходимо найти ответ на более общий вопрос — о сущности философии как таковой.

Итак, что такое философия? На первый взгляд кажется, что этимология слова, означающего на древнегреческом «любовь к мудрости», проясняет для нас достаточно мало, ибо толкование и любви, и мудрости в современном мире излишне противоречиво и субъективно.

И все же словосочетание «любовь к мудрости» говорит о многом. Оно говорит о том, как философия относится к человеку, миру, самой себе и что является результатом этого отношения. Два слова — «любовь» и «мудрость», — соединившись в одном, прошли сквозь тысячелетия. Несмотря на всю субъективность трактовок, они волновали, волнуют и будут волновать человечество. В них — вызов всему холодному, равнодушному и бессмысленному в бытии человека и мира. Они вносят в нашу жизнь таинственное тепло и свет. Они вносят в нашу жизнь глубину.

Однако, как ни печально, у современного человека потускнело доверие к этим словам. Их теплота кажется преходящей, а содержание — неконкретным. Возможно, в этом есть своя истина — понятие «любовь к мудрости» нужно развернуть, используя иные понятия — более актуальные и проясненные для нашего времени. Может быть, тогда слова «любовь» и «мудрость», столь туманные в своем единстве, обретут былую и будущую очевидность.

Последние двести лет философию часто называют наукой. О философских системах говорят как о теориях и концепциях. Может быть, и нам стоит остановиться на слове «наука», назвав философию наукой о всеобщих законах или основаниях бытия?

Но только ли с наукой связана философия? Вполне очевидна ее глубинная взаимосвязь с религией, искусством, моралью... Вряд ли все эти сферы можно свести к обыденному постижению реальности, над которым возвышается теоретическое познание. К тому же история философии рядом с именами таких теоретиков, как Аристотель и Гегель, поставила художников философского слова — Платона и Ницше, Бердяева и Камю...

Поэтому определение философии как науки не представляется корректным. Или точнее: философия включает в себя теоретическое начало, но есть нечто весьма более широкое.

Как же найти то ключевое понятие, благодаря которому мы могли бы развернуть определение философии?

Целый ряд мыслителей определяют философию через понятие мировоззрения. Насколько это уместно? Попытаемся ответить на этот вопрос.

 

1. ОБЫДЕННОЕ, ЛИЧНОСТНОЕ

И ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ

§ 2

Мировоззрение и мир.

Человек как бытие в мире

 

Под мировоззрением обычно понимают систему наиболее глобальных ценностей, воззрений, целей и идеалов человека. Мировоззрение есть не только нечто замкнутое в пределах психической реальности. Это — способ взаимодействия с миром, способ открытости миру 1.

Но что такое мир? Чем эта категория отличается от категории «бытие»?

Мир – это бытие, которое характеризуется самодостаточностью, определенностью и завершенностью, присутствует как вне, так и внутри человека, и является результатом познавательной и творческой активности. Мир – это определенное бытие – бытие, которму задали пределы познание и творчество.

Мир можно определить как результат встречи человека и бытия, поэтому бытие человека – это бытие в мире. Человек одновременно есть бытие, создающее мир, и бытие, порождаемое миром. Словосочетание «бытие в мире» может быть понято как одно из определений человеческой природы.

Именно по отношению к человеку мир можно разделять на внешний и внутренний, материальный и духовный. Вместе с тем, мир человека обладает ипостасями, в которых внешнее и внутреннее, материальное и духовное соединяются. Таков, например, мир культуры.

В отношении природы категория «мир» может выражать особые качества и пространственные пределы материи, что отражено в понятиях «микромир» и «макромир»; но и подобные понятия возникают только при переживании человека как меры мироздания.

Благодаря познанию и творчеству каждая личность способна создать свой собственный внутренний мир, а также мир отношений с близкими людьми, прежде всего мир семьи. Поэтому мир человека (и человечества) – это единство разнообразных личностных и коммуникативных миров. Сказанное позволяет сделать вывод, что любой мир – это миры, живая плюральность, даже мир личности – учитывая, что личность включает в себя миры как в пространстве познания (самопознания), так и во времени творения (самотворения). Путь становления личности – в переходе от ощущения единичности мира до переживания целостной множественности миров, и если бытие человека как индивида – это бытие в мире, то бытие личности – это бытие в мирах.

Почему мы говорим «мировззрение», а не, например, «бытие-воззрение»? Вероятно именно потому, что бытие дано нам только в мире и через мир – как очеловеченное бытие, бытие, наполненное творческим присутствием личности.

Мировоззрение — это попытка осмыслить себя и свое место в Мире как единстве разнообразных миров. Поэтому мировоззрение всегда есть самопознание. И вместе с тем, мировоззрение всегда есть живой процесс переживания единства себя и окружающей реальности.

Каждый ли человек обладает мировоззрением? Да, поскольку он является человеком. Однако самоочевидно и то, что мировоззрение в мире людей весьма неоднородно. Прежде всего напрашивается мысль о разделении мировоззрения на обыденное и необыденно-творческое, личностное.

 

§ 3

Что такое обыденное мировоззрение?

 

Не будет открытием заявить о том, что большинство людей несвободно в выборе мировоззрения. Они абсолютно зависимы от господствующих в социуме идеологий. Так, в обществе с атеистической идеологией значительная часть его членов становится атеистами, в обществе же, исповедующем религиозные принципы, большинство людей — верующие. Обыденное мировоззрение есть прежде всего результат воздействия семьи и той социальной среды, в которую человек включен в детские и подростковые годы жизни.

Обыденное мировоззрение является совокупностью социальных стереотипов своего времени. В наибольшей степени его можно соотнести с понятием «здравого смысла».

Главной чертой обыденного мировоззрения является его несамостоятельность. Человек — носитель обыденного мировоззрения — находится под влиянием массы людей. И это влияние сопровождает его всю жизнь, проникая в глубины бессознательного. Большинство социальных атомов подчиняет себе один из них — вплоть до потери персональности.

Второй чертой обыденного мировоззрения есть его некритический характер. Обладатель обыденного мировоззрения всегда принимает на веру все исходящее из значимой для него социальной среды.

Третья особенность состоит в том, что обыденное мировоззрение не является творческим и не обладает способностью к саморазвитию. Это приводит к его бессистемности, делая хаосом из постоянно меняющихся и часто несогласующихся целей и установок.

Может показаться, что обыденное мировоззрение создается не личностью, а массой, совокупными усилиями всей социальной среды, живущей в определенных экономических и культурных условиях. Однако это лишь отчасти так. В социальной среде действительно шлифуются мировоззренческие принципы, но они приходят в нее извне и являются результатом персональных усилий. Здесь уместна такая аналогия: море как некая достаточно активная среда шлифует гальку, но сами камешки не производятся морем.

Идеи, принципы и ценности приходят в социальную среду из сфер религии и идеологии, а обе эти сферы в своих истоках всегда личностно окрашены. И если религия на сегодняшний день свободно и естественно излучает в социальную среду свои идеи, позволяя сделать выбор совести, то идеология (как правило, сфера религиозных представлений, суженная под влиянием воли к власти личности и социального слоя) «давит» на среду, сознательно стремясь внедрить определенную систему идей в массовое сознание для того, чтобы манипулировать им.

Другое дело, что религиозное и идеологическое тесно сплетаются в обыденном мировоззрении... Идеологическое становится религиозным, а религиозное — идеологическим.

Можно ли освободиться от этого и избежать обезличивающих стереотипов мышления и жизни? Да, если человек стремится развить личностное мировоззрение

.

§ 4

Феномен личностного мировоззрения

 

Личностное мировоззрение во всех своих чертах противоположно обыденному.

Во-первых, это мировоззрение самостоятельное и свободное, являющееся достижением личности, которая преодолевает воздействие среды, довлеющее над нею с детства. Это мировоззрение, освободившееся от того, что Френсис Бэкон называл «идолами рода» и «идолами площади» 2 — общепринятыми заблуждениями эпохи.

Во-вторых, это мировоззрение самосознающее и самопознающее. Взгляд внутрь себя, пристальное внимание к динамике развития своей личности — его сущностная черта.

В-третьих, личностное мировоззрение есть критическое мировоззрение. Ничто не принимается на веру, не пройдя суд собственного разума и переживания.

В-четвертых, личностное мировоззрение есть творческое мировоззрение. Оно выступает основанием созидания новых целей, идеалов и ценностей. Именно творческий характер личностного мировоззрения позволяет решать проблему смысла жизни как смысла свободы — свободы выбора и свободы достижения выбранного. Поиск смысла жизни перестает быть поиском застывшего и вещественного — всего того, что время превращает в прах. «Искание истины есть в известном смысле и нахождение истины, такого рода обращение к смыслу жизни есть проникновение смыслом» 3 , — пишет Н. Бердяев.

Личностное мировоззрение так или иначе тяготеет к системности — последовательности и цельности. Но человек, обладающий таким мировоззрением, далеко не всегда способен объединить внутренний мир в такую целостность, где все части необходимо и свободно соединены друг с другом. Личностное мировоззрение поэтому лишь стремится стать миропониманием — философским мировоззрением.

 

§ 5

Философское мировоззрение.

Любое ли личностное мировоззрение устремлено к философскому?

 

Итак, философское мировоззрение есть ступень зрелости личностного — это личностное мировоззрение, обретшее системность и внутреннюю целостность.

Всякое философское мировоззрение является личностным, но не всякое личностное — философским.

Любое ли личностное мировоззрение как само-стоятельное может рассчитывать на то, что оно устремлено к философскому мировоззрению? Да, если оно стремится обрести системность. Нет, если оно остается лишь самостоятельным. Более того, если самостоятельность мышления и бытия не движется к системности, она становится случайным и поверхностным явлением, а потому рано или поздно тонет в стихии социальных стереотипов, утрачивая личностный характер.

Самостоятельность, которая чаще всего обладает лишь даром критичности, должна быть дополнена не только самопознанием и творчеством, но и глубинным стремлением к системности — лишь это дает ей возможность обрести устойчивость и жизнь.

Поэтому расхожее утверждение о том, что каждый сам по себе является философом, весьма далеко от истины. Философское мировоззрение есть сложнейшая и неустанная работа духа, преодолевающего собственную ограниченность.

 

§ 6.

Можно ли назвать философом человека

с философским мировоззрением?

 

Теперь мы подходим к еще одному не менее любопытному вопросу. Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что все выдающиеся люди в истории человечества обладали философским мировоззрением. Именно оно дает человеку возможность сформулировать глобальную цель, осознать ее как сверхценность и устремиться к ней. Религиозное, художественное и научное мировоззрения выдающихся людей выступают метаморфозами философского.

Однако каждый ли человек, развивший философское мировоззрение, становится философом? Да, если он создает философские тексты 4 .

 

2. ФИЛОСОФСКИЙ ТЕКСТ И ЛИЧНОСТЬ ФИЛОСОФА

§ 7

Понятие философского текста

 

Философский текст есть текст, в котором универсальные вопросы бытия решаются через смысложизненную проблематику автора. Вселенское и всеобщее соединяются в нем с особенным и личностным. Именно такое соединение порождает философа.

В философском тексте мировоззрение окончательно становится миропониманием. Более того, философский текст становится возможным как единство миропонимания и мироотношения мыслителя. И вместе с тем он есть результат трагического противоречия миропонимания и мироотношения.

Как понять это? Создавая философские тексты, мыслитель рано или поздно сталкивается с тем, что тексты не есть жизнь. Сначала возникает ослепление текстом, ощущение, что благодаря ему можно изменить жизнь — и свою собственную, и окружающих людей. Но вот приходит переживание недостаточности текста. И наконец, оно воплощается в пронзительно ясную мысль о необходимости жить так, как заявлено в тексте. И философия здесь не терпит компромиссов. Чем ярче и сильнее написанный текст, тем в большей степени страшен разлад между ним и поступками философа — текстом жизни.

Этот разлад приводит к глубинным депрессиям, которые могут разрешиться в самых ужасных формах. Таков трагический пример Фридриха Ницше, окончившего жизнь безумием, и Отто Вейнингера, пришедшего к самоубийству в двадцатитрехлетнем возрасте...

Итак, тексты философа должны соединиться с его жизнью. Или иначе: нужно найти такую форму текстов, которая могла бы влиять на жизнь. Реализация этих требований иногда приводит к тому, что мыслитель отказывается от написания философских текстов ради философской жизни.

Особенно ярко это проявляется в личности Сократа, который не написал ни одного философского произведения, ограничившись устными беседами с учениками и выбрав жизнь мудреца и философского Наставника, а не Писателя. Его философствование больше проявляется в Поступке, а не в Тексте.

Однако его поступки также наполнены текстами, в которых устно обобщаются и завершаются его идеи. Это позволило впоследствии Платону ввести своего учителя Сократа главным действующим лицом в свои философские диалоги.

 

§ 8

Философский текст

как преодоление обыденности

 

Появление написанного философского текста свидетельствует об одиночестве философа, о невозможности его реализации в повседневной жизни с ее обыденным общением. Философский текст выступает преодолением тоски обыденного общения. И это преодоление стремится воссоздать мир, где нет обыденности и ее однообразного круговорота.

Поэтому любой философский текст есть система преодоления обыденности через переживание и прояснение смысла чего-то потустороннего и запредельного. Запредельное сейчас трактуется достаточно широко — как необычное, таинственное и основополагающее начало, — то, что лишь частично проявляет себя в обыденности и противостоит ей.

 

3. ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЕ

И МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ

ОСНОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ ФИЛОСОФА.

ПОНЯТИЕ ПЕРСОНАЛИЗМА

§ 9

Проблема личностных оснований

философствования

 

Запредельное становится для философа священной ценностью, с позиций которой он критикует обыденность и которая составляет фундамент его философской веры.

Для одних философов таким запредельным выступает жизнь человеческого Духа, который соединен с вечным божественным бытием и потому встречает смерть как выход к новому бытию; для других — бездна смерти, пробуждая ужас небытия, порождает обожествление бессмертной материи. Запредельным здесь выступает бесконечное самопорождение материального мира.

Тут мы подходим к понятиям идеализма и материализма.

 

§ 10

Идеализм и материализм как решение проблемы пределов личности

 

Обычно идеализм и материализм определяют как миропонимания и мироотношения, основывающиеся на идее первичности идеального или материального, Духа или Материи 5 . Такая трактовка идеализма и материализма возникает в начале XVIII века и связана с именем Готфрида Лейбница.

Однако нас сейчас интересуют личностные, экзистенциальные, психологические и жизненные основания идеализма и материализма. Ибо вопрос о первичности идеального или материального как всеобщих начал фактически вторичен по отношению к вопросу о первичности Духа или Материи в жизни личности. Глубинной предпосылкой сверхличного вопроса об отношении Духа и Материи, их смысле есть обостренно-жизненная проблема конечности человека. Это проблема пределов человеческой личности, смысла жизни и смысла смерти.

Возникает вопрос о соотношении понятий «личность» и «человек». При всей своей близости они не тождественны. Личность — это нечто оригинальное и неповторимое в человеке. Однако в отличие от индивидуальности она есть результат нравственного усилия, порождающего духовную и душевную неповторимость. В свете этих размышлений человек может быть определен как личность в биологическом теле и социальной среде.

 

§ 11

Феномен персонализма. Персонализм и идеализм

 

Бессмертна или не бессмертна личность? Есть ли что-нибудь для личности за пределами биологической жизни? Может ли личность выйти за пределы этой жизни? Именно в зависимости от ответов на эти бесконечно личные вопросы рождается определенность отношения ко всеобщим и сверхличным проблемам взаимодействия Духа и Материи, Творца и Мира.

Таким образом, мы подходим к точке зрения персонализма — учения, ставящего вопрос о личности как главный и изначальный вопрос философии. Уже в самом первом размышлении очевидно, что персонализм ближе к идеализму, ибо Абсолют — Бог, Идея, Дух идеалистического мировоззрения, который порождает мир, скорее сверх-личен, чем без-личен.

Персонализм выступает развитием идеализма и одновременно его истоком. Исходя из изначальности личности и ее свободы, персонализм рано или поздно проецирует личностное начало на всю Вселенную. Но в отличие от идеализма, персонализм заявляет о творческой активности не только Божественной Личности, но и личности человека. Более того, он исходит из идеи сотворчества человека и Бога.

До конца последовательный персонализм есть идеалистический персонализм. До конца последовательный идеализм становится персоналистическим идеализмом — в нем происходит осознание личностной окрашенности любого духовного явления, любой идеи.

Столь же очевидно, что материализм выступает значительно менее персоналистическим учением — уже потому, что материя, которую материализм помещает в начало и центр мира, не есть личностное начало — обладающее самосознанием и саморазвитием.

Но может ли материализм иметь смысл для персонализма?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо углубиться в проблему различия и сходства персонализма и материализма.

 

§ 12

Персонализм и материализм:

бессмертие личности и безличного

 

Уже при первом приближении к основаниям персонализма и материализма очевидно, что оба они основываются на идее бессмертия. Но если первый делает бессмертие атрибутом персоны, то второй отдает его безличному началу.

Только персона может обладать стихией бессмертия и переживать бессмертие. Когда бессмертие отдается только Материи, она странным образом персонифицируется, обретая в сознании материалиста почти мистический смысл. Ее круговороты и отношения трактуются чуть ли не как идеальное, Мировая Душа. Но это очень жестокая и странная Душа, которая отталкивает от себя душу человека и принимает в свои бесконечные круговороты лишь его тело...

Конечно, можно возразить, что материалист все же принимает бессмертие личности как память о ней, которая вызывается поступками и произведениями ушедшего. Но нельзя ли предположить, что это бессмертие медленно, но неуклонно разрушается, ибо земная память о человеке не бессмертна — хотя бы потому, что поток истории уносит в сумерки забвения целые страны и культуры?

Память о личности, живущая в других личностях, может быть бессмертна лишь тогда, когда бессмертны сами эти личности. В противном случае память о личности есть не бессмертие личности, а некое растянувшееся и достаточно призрачное существование — существование образа, который может стать идолом или идеалом, но лишь на время, ибо, с точки зрения до конца последовательного материалиста, и весь человеческий род не бессмертен.

Здесь уместно дать более глубокое понятие личности, которое будет развиваться в ходе нашего курса лекций. Личность есть единство духовного и душевного начал человека — единство способности к творческому порыву, к выходу за свои пределы и способности к любви и состраданию. Личность — это единство уникального и неповторимого в человеке, то, что отделяет его от других людей и глубинно-нравственно соединяет с ними.

Для персонализма личность не может быть выражена как предмет, вещь, тело или сведена к окружающим общественным отношениям. Личность отчуждает себя в предметы, тела и общественные отношения, но стоит выше их. Нельзя не согласиться с французским персоналистом Эмманюэлем Мунье, который пишет: «Личность — это то в каждом человеке, что не может рассматриваться как объект» 6 .

Идеалист как персоналист приходит к глубинному переживанию идеи личного бессмертия. Вечная и многообразная Вселенная принимает в себя его вечное Я. Личность для последовательного персоналиста существует до и после биологического тела человека и окружающих его социальных отношений, более того, она несотворима и неуничтожима. Именно поэтому она находится в глубинном единстве с Божественным Принципом как Абсолютной Личностью.

Материалист в конце концов вынужден признать конечность существования собственной личности. Он лишь может прикрыться от бездны конечности символическим бессмертием в родовой жизни, в произведениях и поступках. Но это бессмертие только символично, ибо для материалиста личность за гранью смерти человека утрачивает свои главные атрибуты — саморазвитие, самосознание, способность к любви и состраданию.

Материализм трактует личность как нечто вторичное телесному, жизненно-биологическому, коллективному. В своих развитых формах он понимает ее как совокупность общественных отношений. Согласно такому пониманию, биологическая смерть прячет жизнь личности в прошлое — выходя за пределы тела, личность ускользает от общественных отношений и недоступна обыденному восприятию. А значит, не может существовать так, как прежде. Личность растворяется в бессмертной Материи и сохраняется для материалиста лишь в памяти тех, кто пожелает помнить... Но благородство и глубина этой памяти немеют перед бездной бесконечности.

 

§ 13

Персонализм как философия свободы

 

Принимая идею бессмертия личностного начала, персонализм становится философией беспредельного и вечного развития личности, а материализм рано или поздно приходит к отрицанию вечностной значимости личностного начала каждого. Он усыпляет его в своих философских построениях, подчиняя внеличностным сущностям, или делает абсурдным.

Это определяет принципиально различное отношение к проблеме свободы личности.

Персонализм есть учение, сделавшее личность главной ценностью мира. Главным атрибутом личности является свобода. А значит, принимая идею эволюции нашего мира, персонализм принимает свободу личности в качестве высшей ступени эволюции. Свобода для персоналиста — специфическое бытие личности, в ней мир получает свое завершение и новое начало, озаренное любовью и творчеством 7 .

Материализм же останавливается на провозглашении необходимости как реальности, стоящей над свободой. Принимая идею эволюции и даже ставя человека на вершину эволюционной лестницы, материалист подчиняет законы Духа материальной необходимости. Свобода как бытие и развитие мира в личности отступает в сумерки его мышления и жизни, она превращается лишь в познание материальной необходимости (как линейности, однозначности, так и нелинейности, неопределенности), приспособление к ней или «уход» от нее во внутренний мир, о конечности которого он стремится забыть...

 

§ 14

Об одинаковой невозможности логического доказательства или опровержения

бессмертия личности

 

Итак, персоналист принимает бессмертие личности, материалист — безличного. Ни то, ни другое не может быть доказано или опровергнуто теоретически. Более того, обе эти возможности могут быть доказаны или опровергнуты с одинаковой вероятностью. Столь же бессильна здесь и повседневная практика. Аргументы «за» уравновешиваются аргументами «против».

В чем же истина? Она может быть найдена, если мы обратимся к критерию красоты. Красота говорит там, где умолкают теория и практика. Прекрасно ли то, что с окончанием материальной жизни исчезает личность? Ответ на этот вопрос обнажает наши сокровенные глубины и, порождая веру, ложится на застывшие чаши весов...

 

§ 15

Углубление понятия персонализма

 

Принятие или отрицание бессмертия саморазвития и самосознания личности порождается этико-эстетическим выбором, выбором веры. В результате происходит утверждение в одной из крайностей.

Однако, если персоналист может принять идею бессмертия материи, дополнив ею свое учение, то материалист всегда отрицает бессмертие саморазвития и самосознания личности, ибо признание такого бессмертия уничтожает его как материалиста.

Уже одно это доказывает более универсальный характер персонализма. Этот универсальный характер позволяет увидеть в человеке и Вселенной целостность и вечную преемственность, а не временное соединение частей, движущихся по кругу. Такое видение дает персонализму право при взгляде на будущее человека и Вселенной быть оптимизмом как реализмом. До конца последовательный материализм, рассматривая судьбу человека в мире, с необходимостью приходит к пессимистическому постижению человека и мира, что порождает идею абсурдности бытия. Это характеризует позицию и Шопенгауэра, и Ницше, и Камю... И тогда материализм либо превращается в философию абсурда, либо переходит к персоналистическим основаниям.

Безусловно, материализм может быть стоицизмом, неким мужеством жить, зная, что ты конечен. Однако не являются ли эти стоицизм и мужество результатом непоследовательности материалиста? Не присоединяется ли к ним мощное идеалистическое и персоналистическое начало, явная уверенность в превосходстве личностного над материальным и болезненно тайная надежда на его бессмертие и Вечность?

C другой стороны, очень важно увидеть не только ограниченность, но и смысл материализма. Одновременно нам откроется с большей полнотой смысл и идеализма, и персонализма.

 

§ 16

Материализм как философия обыденного бытия человека, идеализм и персонализм

как философия духовного бытия

 

Из всего сказанного выше вытекает, что материализм есть философия чистой необходимости, тогда как идеализм — это философия чистой свободы. Если материализм пытается свести человеческую свободу до одного из проявлений необходимости, то идеализм часто стремится утвердить свободу через отрицание необходимости или назвать ее необходимостью не-необходимостей.

В стремлении связать необходимость и свободу — вечная правда материализма. В желании развести свободу как Дух и необходимость как Материю — глубинное значение идеализма. Поэтому обе эти крайности должны быть преодолены.

Они преодолеваются в персонализме. В свободе здесь видится ступень зрелости необходимости и нечто изначальное. Оплодотворенные личностным началом причинные связи природы, эволюционируя и порождая человека, переплавляются в нечто совсем иное. Это иное — новое, очеловеченное бытие личности — свобода как творение необходимости, выходящая за любые пределы. Поэтому свобода включает в себя необходимость, но не сводима к ней.

Материализм, описывая человека как философия необходимости, становится философией обыденного бытия человека. Идеализм постигает духовное бытие. Персонализм же идет дальше — он открывает путь к духовному бытию, ведущий к творческой свободе — бытию за границами обыденности. Персонализм есть философия духовного бытия каждой человеческой личности, которая поднимает покров над смыслом и пределами человеческого.

Критике подлежит не материалистический (или идеалистический) угол зрения на человека, а попытка сделать его всеобщим, растворяющая свободу человека и полноту его жизни в обыденности как материальной необходимости человеческого бытия или безличной и бесчеловечной запредельности.

Персонализм, превращаясь в реализм в самом широком смысле, должен включить в себя философию необходимости и обыденности — философию развития материального мира и довести ее до философии свободы и бессмертия — философии личности.

 

§ 17

Идеализм и персонализм как абсолютизм,

материализм как релятивизм?

 

Благодаря принятию бессмертия личности идеализм и персонализм готовы принять за абсолют бытие, а небытие сделать относительным, увидеть в нем форму перехода к новым состояниям бытия. Он отрицает небытие как нечто равнозначное бытию. Бытие обладает вечностью и в высшем своем проявлении персонифицируется в личностях человека и Бога.

Материализм абсолютизирует небытие, приходя к идее относительности любого конкретного бытия, подчеркивая его текучий и динамический характер, делающий невозможным бессмертие личности.

Поэтому материализм можно назвать релятивизмом, ибо он подвергает сомнению все утверждения, кроме одного — о бесконечной изменчивости материального мира, которая побеждает для него устойчивость духовной жизни.

Идеализм и персонализм — напротив — в глубине своей наполнены абсолютизмом. Мы можем трактовать абсолютизм как принцип, говорящий о наличии абсолютного в изменчивом и относительном. Материя наполняется абсолютным как смыслом, размыкающим бессмысленность извечного круговорота ее форм.

 

§ 18

Прогрессирует ли Вселенная как целое?

 

Прогрессирует ли Вселенная как целое и всеобщее? На этот вопрос возможны три равнодоказуемых ответа:

1) Вселенная вечно прогрессирует.

2) Вселенная в целом вечно остается одной и той же — прогресс в одной части уравновешивается регрессом в другой или Вселенная постоянно возвращается к началу некого глобального цикла («Большому Взрыву» и т. д.).

3) Вселенная вечно регрессирует, понижая свою организацию.

Принятие в качестве постулата философской веры первого ответа рождает идеализм и персонализм, два вторых ответа приводят к материализму.

Под Вселенной здесь можно понимать единство всех возможных миров, под прогрессом Вселенной — нарастание Истины, Добра и Красоты как совокупного достояния этих миров. Признание всеобщего прогресса Вселенной — онтологическое (бытийственное) основание для принятия идеи Бога, который может быть понят как абсолютное тождество Истины, Добра, Красоты и одновременно как вселенская устремленность к ним. Такое понимание Бога позволяет трактовать его как совпадение абсолютности и развития, а Вселенную рассматривать как тождественную божественному началу и вместе с тем отчужденную от него.

Отсюда понятно, почему идея Бога недоступна материалистической философии. Это также объясняет многообразие идей и образов Бога в философских и религиозных системах человечества — здесь проявляются личностные, исторические и этнокультурные аспекты его постижения с неизбежным очеловечиванием божественного бытия.

Идея Бога вместе с идеей бессмертия личности составляют экзистенциальный фундамент идеалистической философии и ее завершение. Именно они позволяют этой философии развиваться в персонализм.

 

§ 19

Диалог идеалиста и материалиста

о первичности

 

Итак, мы допустили, что идеализм в своих развившихся и продуманных до конца формах становится персонализмом. Более того, мы увидели, что персоналистический исход может иметь и материализм, осознавший свои пределы как философии чистой необходимости.

Вернемся теперь к идеализму и материализму в их неперсоналистическом бытии. Мы увидим, насколько их позиции могут быть парадоксально сходными и вместе с тем — неспособными к диалогу.

Как мы помним, классический идеализм и материализм сталкиваются в идее первичности духа или материи. Однако здесь противостоят не рациональные доказательства, а аксиомы. Чтобы понять это, вообразим диалог о первичности, например, ортодоксальных последователей Гегеля и Маркса.

ИДЕАЛИСТ: Первична Абсолютная Идея как чистая и изначальная логика мира. На определенном этапе своего развития она отчуждает себя в материю и, развиваясь в ней, порождает Абсолютный Дух, познающий Абсолютную Идею. Вершиной Абсолютного Духа в истории есть философия. Когда же это познание завершается, материя теряет всяческий смысл и Абсолютный Дух очищается от нее.

МАТЕРИАЛИСТ: Все это очень произвольно. Зачем Абсолютной Идее отчуждать себя в материю? Не проще ли предположить, что первична материя, которая на определенном этапе своей эволюции порождает мыслящий разум. Этот разум, воплощенный в человеческом мозге и развиваемый социальной жизнью, занимается познанием себя и окружающего материального мира, а на основании этого познания преобразует их.

ИДЕАЛИСТ: Но в чем необходимость порождения материей разума? Каков смысл этого порождения?

МАТЕРИАЛИСТ: В этом — всеобщая закономерность окружающего нас материального мира, который последовательно развивается от низших форм движения к высшим.

ИДЕАЛИСТ: Неужели из самодвижения материи мы можем вывести такие явления человеческого мира, как творческое озарение, способность к философскому мышлению, веру, любовь, дружбу, переживание добра и зла? Они противостоят материальной действительности и возвышаются над ней как нечто принципиально иное.

МАТЕРИАЛИСТ: Творческое озарение и философское познание есть лишь отражение существенных связей материального мира на всех его уровнях — в том числе и социальном. А вера, любовь, дружба, добро и зло всегда исторически и общественно определены, а потому — выводимы из социальной формы организации материи.

ИДЕАЛИСТ: Что же было до появления материи?

МАТЕРИАЛИСТ: Материя вечна, несотворима и неуничтожима. Она выступает причиной самой себя.

ИДЕАЛИСТ: Почему это так?

МАТЕРИАЛИСТ: Это самоочевидно.

ИДЕАЛИСТ: Точно так же Абсолютная Идея вечна, несотворима и неуничтожима. И это столь же самоочевидно.

В результате возникает тупик, делающий их общение по глобальным вопросам невозможным до тех пор, пока их аксиомы не станут сходными или взаимодополняющими. Но, как показывает жизнь, это вряд ли может произойти. Нам остается лишь спросить: не может ли идея личности стать основанием для общения идеалиста и материалиста, выводя обоих из тупика?..

 

§ 20

Персонализм и абсолютизм: противоречие

и гармония. Абсолютный персонализм

 

Может ли идеализм иметь неперсоналистический, безличный характер? На первый взгляд кажется, что да. Так, в только что прозвучавшем диалоге Абсолютная Идея, созидающая природный мир, лежит за пределами персонального.

Но так ли это? Опыт всей нашей жизни говорит нам — любая идея может быть результатом лишь духовно-творческого акта. Гегелевская категория Абсолютной Идеи есть результат развития христианской культуры, в которой первоосновой выступает Бог как Абсолютная Личность и Абсолютный Творец, который создает и первичную Идею, и Материю, и Дух человека. Бог-Творец как невидимый исполин стоит за безликой Абсолютной Идеей 8 .

Последовательный идеализм есть абсолютизм — признание главенства в мире духовного начала над материальным, гармонического над дисгармоническим, бытия над небытием. Выше мы вывели абсолютизм из персонализма. Но не является ли это все же произвольным допущением? Не противоречит ли идея Абсолютного Начала в своем самом глубоком смысле идее личности?

Да — но только в том случае, если мы переходим к узко-материалистическому или узко-идеалистическому основанию. Ибо и Материя, и Идея, осознаваемые как нечто первичное и абсолютное, отбирают у человека возможность переживания Абсолюта как Личности и общения Личностей.

Нет — если мы развиваемся в стихии идеализма, познавшего смысл материи как средства для актуализации личности и осознавшего свои истоки. В этих истоках находится персонализм как философия изначального творения, свободы и любви.

Но может материализм более реально воспринимает Абсолют — как то, что соответствует нашей повседневной практике? Возможно, однако, углубившись в ответ на этот вопрос, нам придется признать, что материализм, основывающийся на откровениях повседневной практики, отправляет в сумерки не только переживание Абсолюта как запредельного бытия, но и сам Абсолют. Ибо повседневность лишена стихии абсолютного. А потому мировоззрение, растущее на почве повседневности, с необходимостью релятивирует Абсолютное Начало, дробит его на множество циклов, не связанных между собой памятью и воображением, любовью и творчеством. Только персоналистически понятое Абсолютное Начало является действительно абсолютным.

Теперь мы можем вывести персонализм из абсолютизма: в самом деле, в той мере, в которой Абсолют творит идеальное и материальное, он с неизбежностью выступает Личностью. В этом случае Абсолют есть Ты для человеческого Я. Это ярко пережил Мартин Бубер:

 

«В каждой сфере, сквозь все становящееся, что ныне и здесь предстает перед нами, наш взгляд ловит край Вечного Ты, … наш слух ловит его веяние, в каждом Ты мы обращаемся к Вечному Ты...»9

Но Абсолют как всеобщее творящее начало вместе с тем и сверхличен — ибо принципиально отличается от человеческой личности 10. Однако это сверх-личие есть нечто совсем иное, чем без-личие материи.

Между персонализмом и абсолютизмом постоянно возникает противоречие. Но это противоречие плодотворное и конструктивное. И разрешаться оно должно синтетически — через объединение этих противоположностей. В случае, если этого не происходит, абсолютизм превращается в некий абстрактный идеализм, поклоняющийся объективной первичной Идее — безликому идолу, на алтарь которого можно положить любого человека; персонализм же, отстраняясь от абсолютизма, становится индивидуализмом и субъективизмом — субъективным идеализмом, авторы которого не видят в мире ничего, кроме своих желаний и ощущений.

Однако во взаимодействии и слиянии персонализма и абсолютизма первичным должен быть все же персонализм — как философия уважения человеческой свободы, самосознания и саморазвития, философия свободного общения свободных личностей. В противном случае абсолютизм может стать системой подавления свободы личности и манипулирования ею — пусть даже с самыми лучшими намерениями и во имя самых прекрасных идеалов. В истории такие системы часто превращались в источники идеологий духовного и социального тоталитаризма, порождающего замкнутые общества — общества, закрытые для творчества и диалога с другими обществами.

Поэтому сейчас и в дальнейшем мы будем говорить об абсолютном персонализме. Именно первичность личности может стать единственным до конца нравственным основанием философствования.

Абсолютный персонализм укоренен в христианской культуре — культуре Запада и славянского мира, той культуре, которая ставит личность перед свободным выбором и ответом за выбор. Лишь в свободном выборе рождается любовь к Абсолюту и миру как близкому себе Ты.

Абсолютный персонализм есть христианский персонализм. Однако в наше время он выходит за рамки исключительно христианской культуры. На пороге III тысячелетия он обретает значимость для всей планеты — как философия и практика уважения к выбору своего пути свободы.

Лишь на этой почве становится возможным истинное общение и сообщество человечества.

 

§ 21

Персонализм, идеализм и материализм

как способы бытия в мире

 

Персонализм, идеализм и материализм есть не только способы мышления, но и способы бытия. Именно поэтому их основания лежат за пределами сугубо рациональных построений — их постижение нуждается в соединении рационального и погранично-чувственного, экзистенциального — того, что в ситуации мировоззренческого выбора воспринимает себя как гармонию или прощание с ней.

Вопрос о персонализме и материализме — это вопрос о ценностях. Более того, это вопрос о главных ценностях. А значит, он затрагивает не только философов.

Любой человек рано или поздно делает выбор между Вечностью личностно-творческих ценностей и временем безлично-вещественных. Человек выбирает путь личностного развития и свободы или мир обыденного и безличного — мир преходящих желаний и бесконечного страдания. Человек выбирает бессмертие личности или ее конечность. Он выбирает творческую открытость или покорность судьбе, в которой крайности материализма и идеализма странным образом смешиваются.

Изучение философии позволяет прояснить этот выбор.

А иногда и сделать его.

 

§ 22

Выводы и перспективы.

Философия как система отношений философа, его текста и мира

 

1. Итак, мы выяснили, что философское мировоззрение обладает самостоятельностью, отличается самосознанием и самопознанием, критичностью, творческим характером и системностью.

2. Именно создание философского текста — как письменного, так и устного — делает человека, имеющего философское мировоззрение, философом.

3. Идеалистические или материалистические основания личности философа не могут быть выведены исключительно логически и принимаются экзистенциально — в состоянии пограничного жизненного выбора, составляя фундамент философской веры.

4. Обращаясь к человеку и его существованию, идеализм проясняет смысл материализма и, развивая свои глубинные основания, становится персонализмом. Персонализм есть философия творческого движения от обыденности к духовному бытию человека; материализм выступает философией обыденного бытия, а классический идеализм — философией духовного бытия, отстраненного от повседневности. Таким образом персонализм пытается разрешить противоречие идеализма и материализма.

5. И последний вывод: философию можно определить как систему отношений философа, его текста и мира.

Под миром здесь понимается вся реальность, противостоящая философу и его творчеству. Отсюда понятно, что философия всегда есть философия человека — философия конкретной личности, постигающей человеческое, его возможности и пределы в мире.

Данное определение показывает, что философия не есть только процесс размышления и написания текстов. Мыслитель с необходимостью реализуется и вне пределов своего произведения. Текст должен войти в жизнь и повлиять на нее, жизнь должна войти и повлиять на новый текст. Именно в этой системе взаимовлияний и рождается философия, даруя личности философа тот универсализм, которым не обладает носитель философского мировоззрения.

Нетрудно также увидеть, что подобное определение философии позволяет понять ее не только как познание, но и как бытие. Однако это есть определение формы ее бытия.

Как дать определение философии с точки зрения ее содержания? Постараемся ответить на этот вопрос в следующей главе.

 

СПИСОК РЕКОМЕНДОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 11

Бергсон А. Два источника морали и религии. — М., 1994.

Бердяев Н. Самопознание. — М., 1991.

Бердяев Н. Смысл творчества. — М., 1916.

Бэкон Ф. Новый Органон. Афоризмы об истолковании природы и царства человека // Сочинения: В 2 т. — М., 1978. — Т. 2 (Афор. XXXIX—XLIII).

Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. Предисловие // Сочинения. — М., 1959. — Т. 4.

Крилова С. Безсмертя особистості: ілюзія чи реальність? — К., 1999.

Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. — М., 1990.

Мунье Э. Что такое персонализм? — М., 1944.

Попович М. В. Творчество и идея целостности // Свiтогляд i духовна творчiсть. — К., 1993.

Попович М.В. Раціональність і виміри людського буття. — К., 1997.

Табачковский В. Г. Человеческое мироотношение: данность или проблема? — К., 1993.

Хамитов Н. Одиночество в жизни и в тексте // Философская и социологическая мысль. — № 6, 1993.

Хамітов Н., Гармаш Л., Крилова С. Історія філософії. Проблема людини. Навчальний посібник зі словником. — К., 2006.

Хамитов Н., Крылова С. Философский словарь. Человек и мир. — К., 2006.

Шинкарук В. И. Философия и мировоззрение // Человек и мир человека. — К., 1977.

Ясперс К. Философская вера // Смысл и назначение истории. — М., 1991.

--------------------------------------------------------------------------------

1 Вместе с тем, стоит разделять понятия мировоззрения и мироотношения.

2 Бэкон Ф. Новый Органон. Афоризмы об истолковании природы и царства человека // Сочинения: В 2 т. — М., 1978. — Т. 2. — Афоризмы XXXIX—XLIII.

3 Бердяев Н. Самопознание. — М., 1991. — С. 80.

4 Речь идет как о письменных, так и об устных философских текстах.

5 Материя может быть осознана как внешняя реальность, которую мы воспринимаем при помощи ощущений; дух, идеальное есть внутренняя реальность, данная нам в переживании — само-переживании (образ Я) и со-переживании (образ Ты). Дух, душа, идеальное всегда личностно окрашены. Материя есть безличное начало.

6 Мунье Э. Персонализм. — М., 1992. — С. 9.

7 При этом свобода как бытие личности может быть понята в качестве начала, предшествующего необходимости и одновременно являющегося ее развитием. Свободно-творящая личность входит в материальный мир для его актуализации и актуализации самой себя. Подробней об этом будет сказано далее.

8 Таким образом, мы вновь приходим к идее о том, что персонализм, выходя за пределы и материализма, и идеализма, все же генетически ближе к идеализму.

9 Бубер М. Я и Ты // Два образа веры. — М., 1995. — С. 18.

10 Он может быть понят как общение-любовь личностей в мире, смысл этого общения-любви и его вселенская устремленность к Истине, Добру, Красоте.

11 Здесь и далее указанные источники касаются проблемы, но могут не совпадать с позицией автора

Телефоны и адрес, по которым Вы можете заказать эту книгу в издательстве КНТ:

(044) 581-21-38. Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
 
НовостиВсе новости
01.02.2018

Друзья!

4 февраля 2018 года

состоится очередной семинар

доктора философских наук,

профессора

НАЗИПА ХАМИТОВА 

 "ФИЛОСОФИЯ КИНО И ПСИХОАНАЛИЗ".

Новая тема:

"ЖЕНСКАЯ КРАСОТА И ДЕСТРУКТИВНОСТЬ" 

Все вопросы по телефону

066 924 39 99 - Оксана Гончаренко 

 
10.06.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины состоится
методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"ВОЛЯ К ВЛАСТИ:
КОНСТРУКТИВНЫЕ И
ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
10.06.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины 9 июня 2017 года (пятница),
 в 16:00 состоится
методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"Я И ЧУЖОЙ: КСЕНОФОБИЯ
В БЫТИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
10.06.2017
Друзья!
Кафедра философской
антропологии Факультета философского
образования и науки
НПУ им. М.Драгаманова
продолжает работу литьературной
студии: 
«ФИЛОСОФСКОЕ ИСКУССТВО:
эссе, афоризмы, проза, поэзия»,
Очередное мероприятие
состоится
 20 апреля 2017 г.,
в 15.00 (кафедра философской
антропологии НПУ Драгоманова,
ул. Тургеневская,
8/14, аудитория 14-11). 
Вход свободный.)

 

 
18.04.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины
ул.Трехсвятительская 4, 3 этаж, 
зал заседаний Ученого совета 
14 апреля 2017 года (пятница), 
в 16:00 состоится
методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"ВОЛЯ К ИННОВАЦИЯМ И СОПРОТИВЛЕНИЕ ТРАДИЦИЙ" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
11.03.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины
ул.Трехсвятительская 4, 
3 этаж, зал заседаний Ученого совета 
10 марта 2017 года (пятница),
 в 16:00
состоится методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"СТРАХ И ВЕРА В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
22.01.2017
30 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«ХАРИЗМАТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР
В КРИЗИСНОМ ОБЩЕСТВЕ:
СПАСЕНИЕ ИЛИ ОПАСНОСТЬ?»

Гость программы –

доктор философских наук,

профессор

ИРИНА СТЕПАНЕНКО

Запись
программы

Обсудить 
на форуме

 
06.01.2017
23 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«БОРЬБА С ПЛАГИАТОМ
В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ:
ИМИТАЦИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ»

Гость программы –

доктор культорологии,

профессор

ЕВГЕНИЯ БИЛЬЧЕНКО

Запись
программы

Обсудить 
на форуме

 
17.12.2016
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины
ул.Трехсвятительская 4, 
3 этаж, зал заседаний Ученого совета 
9 декабря 2016 года (пятница),
 в 15:00
состоится методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"ПРОБЛЕМА ДОСТОИНСТВА УЧЕНОГО" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
13.12.2016
9 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«ПРОБЛЕМА ДОСТОИНСТВА
УЧЕНОГО В СОВРЕМЕННОЙ
УКРАИНЕ»

Гость программы –

доктор философских наук,

профессор

ОЛЬГА ГОМИЛКО

Запись
программы

Обсудить 
на форуме