Ассоциация философского искусства

Ассоциация Философского Искусства

ГлавнаяОб АссоциацииФилософияАфоризмотерапияДайджестыФорум
АФИ-почта
Забыли пароль? Запомнить меня

ЯН НЭЗ

ВЛАСТЕЛИН СТАРОСТИ

В далекой воинской части в Забайкалье, на границе с Монголией, служат два товарища. Однажды один из них рассказывает о странном человеке, живущем в одиночестве в глубине тайги. Он называет себя «Старец» и может сделать так, что оставшиеся полтора года службы пройдут как один миг. Но перед этим нужно подписать контракт, согласно которому Старец получает право являться в сновидениях…

А через пару лет один из подписавших контракт приходит к психоаналитику Яну Виленовичу со словами: "Я чувствую себя очень старым…"

Обсуждение на форуме

Нельзя перепрыгивать ступени на пути по лестнице,

ведущей в небо.

Лао-Цзы

Хотя человек и силится закрыть себе глаза перед фактом,

но он заключает в себе частицу Божества.

Брэм Стокер

Лишь безмерная печаль или безмерная радость

способны раскрыть твою подлинную сущность.

Джебран Х. Джебран

ПРОЛОГ

Кошкам тоже снятся сны. Иногда очень странные.

Этой ночью Симе приснилась огромная черная карета, которая мчалась по лесной дороге. Она была запряжена четверкой лошадей. Карета уносилась все дальше и дальше в глубину леса, за ней смыкались деревья, а в небе появлялись первые звезды.

Наконец карета въехала на поляну. Из нее вышел высокий мужчина и женщина в плаще с капюшоном, скрывающим лицо. Какое-то время они молча стояли, глядя друг на друга, а потом женщина вернулась в карету.

А мужчина пошел прочь. С каждым шагом он становился все меньше и меньше, пока наконец не превратился в согнутого седого старца.

Тогда он обернулся и хлопнул в ладоши. Карета с лошадьми стала избушкой. А старик скрипуче рассмеялся.

Кошка вздрогнула и проснулась.

ЧАСТЬ 1.

ЧЕРНЫЙ ДЕМБЕЛЬ

Глава 1

- Меня зовут Константин, – сказал парень и попытался улыбнуться.

Улыбка не получилась.

Его расширенные зрачки напоминали два иллюминатора в ночь, когда корабль идет в открытом море.

Или два входа в туннели, – подумал Ян и отмахнулся от странных ассоциаций.

- Очень приятно. А я – Ян Виленович.

- Я знаю. Мне порекомендовала обратиться к вам знакомая, которую вы консультировали пару лет назад. Она тоже приезжала к вам из Москвы.

- Что привело вас ко мне?

- Даже не знаю как сказать… Мне 21 год. Совсем недавно я пришел из армии… - Он вновь поднял глаза на Яна и замолчал, словно одно это и было проблемой.

- И что же?

- Я чувствую себя старым. Очень старым… Вы готовы выслушать меня до конца?

Ян кивнул и устроился поудобнее.

- Благодарю. Деньги для меня не проблема, я могу оплатить несколько сеансов сразу. Так что прошу, не перебивайте меня.

Ян кивнул вновь, парень слабо улыбнулся, на этот раз удачней, и закрыл глаза. Несколько мгновений он молчал, а затем заговорил спокойным и слаженным голосом, словно читал или декламировал наизусть:

«У меня было вполне обычное детство – поездки с родителями на море, футбол, страшные истории у костра. Потом – школа. Из нее мало что помню - учился ни плохо, ни хорошо, словно и не учился вовсе. Все интересное началось после полугода службы в армии. Это было в Забайкалье, в Богом забытом месте на границе с Монголией. Однажды ко мне пришел мой земляк Леха со странной фамилией Игвин и спросил:

- Костик, хочешь выпить?

Знаете, на службе ищешь любую возможность убить время, и я не задумываясь кивнул. Мы спрятались в одно укромное местечко вдали от начальственных глаз, и Леха достал фляжку с самогонкой. Меня удивил ее странный привкус, но я ничего не сказал.

После третьей дозы Леха поднял на меня бледно-голубые глаза и спросил снова:

- Слыхал про Черный Дембель?

- Байку о том, что где-то в лесу есть старый идол и что если помазать его кровью из левого мизинца, то сразу очутишься дома? – хохотнул я.

- Так вот, это не байка, – серьезно сказал Леха.

- Брось, Леха! – отмахнулся я.

- Это не байка, – он приблизил ко мне свои ледяные глаза.

- Ты что сдурел? – я оттолкнул его и попытался рассмеяться вновь, но по спине побежали мурашки.

- Ладно, проехали! – улыбнулся Леха. Но когда мы опрокинули еще по одной, вдруг зашептал жаркой скороговоркой:

- Достало все… Давай попробуем, Костик… Черный Дембель не байка… Идола, конечно, нет никакого, но есть избушка с человечком одним… Странный такой человечек… У него есть сила… Понимаешь, о чем толкую?..

К тому времени я изрядно захмелел и махнул рукой:

- Что ж тут неясного! А ты видел человечка этого?

- Видел, Костик, и дорогу к нему знаю. Только нельзя туда одному ходить. Только вдвоем. С товарищем верным, не трусом и не болтуном. Недавно меня сводили туда… В общем, хочешь со мной?

Мне захотелось рассмеяться снова, но вместо этого я спросил:

- Когда?

- Пока не знаю. Нужно ждать особого знака.

У меня отлегло от сердца, и я наконец захохотал. Но запнулся, столкнувшись с холодным взглядом Лехи.

- Ладно, Леха, успокойся, сходим к твоему человечку.

- Сходим, Костик, теперь у тебя нет иного выхода.

Услышав эти слова, я был поражен не столько их смыслом, сколько уверенностью, с которой Леха произнес это.

А ночью мне приснился странный сон.

Глава 2

Я стоял на обрывистом берегу реки и смотрел на закат. Закат был необычный – алое солнце висит над горизонтом, вокруг ни облачка, а в темно-синем небе горят звезды. Никогда я еще не видел, чтобы солнце и звезды были на одном небе.

«Может меня отправили в космос?» - мелькнула безумная мысль.

Я огляделся. Да нет, вроде обычный пейзаж – неподалеку сосновый лес, за ним горы. Вот только солнечный свет какой-то призрачный. И все в этом свете кажется призрачным – и деревья, и горы, и земля под ногами, и даже мои руки. На речной глади от солнца протянулась дорожка, а рядом на воде отражаются звезды.

А потом что-то позвало меня в лес. Я пробрался между сумрачными стволами и вскоре очутился на поляне. Там стоял идол. Обрубок в человеческий рост с головой, на которой можно различить черты лица, и руками, протянутыми ко мне.

«Ага, – подумал я, – значит соврал мне Леха, есть-таки идол».

Поколебавшись, я подошел к фигуре вплотную. Что-то в ней было не так. В следующее мгновение я понял что именно. На деревянной голове были седые волосы, напоминающие человеческие. Легкий ветерок трепал их, трепал он и длинную бороду. Не сознавая, что делаю, я коснулся бороды.

В то же мгновение она стала исчезать. Нет, она не отвалилась, волосы словно втягивались внутрь. Очень быстро борода стала совсем короткой, потом превратилась в щетину, а затем исчезла совсем.

Меня охватил ужас, но я стоял возле идола, как приклеенный. Мне вдруг показалось, что эта седая борода теперь на моем лице.

Я схватил себя за подбородок и… проснулся.

Казарму заливал призрачный лунный свет. Это был обычный свет полной луны. А мое лицо было совершено гладким – как и положено в девятнадцать.

Глава 3

Прошел месяц. Шла рутинная армейская жизнь – наряды, построения, учения. Я почти забыл давнишний разговор, но в глубине души осталась заноза. И когда однажды в воскресенье Леха подошел ко мне, заноза эта заворочалась.

- Ну что, сегодня после обеда можем идти.

- Ты это серьезно? – спросил я, хотя понимал – серьезней некуда.

- Жду тебя в три у Камня, – ответил Леха, не обращая внимания на мой вопрос, и отправился по своим делам.

Мы называли Камнем огромный валун на поляне западнее части. Иногда мы собирались там, чтобы покурить или выпить чего-то покрепче армейского чая.

Чем ближе время подбиралось к трем, тем тревожней становилось у меня на душе. Но за пять минут до условленного срока ноги сами принесли меня на место. Ровно в три появился Леха.

- Молодец! – усмехнулся он. – А чего у тебя физиономия такая бледная? Страшно что ли?

- Веди, не болтай! – огрызнулся я.

- А если и страшно, ничего тут такого нет. Старец говорит, что страх очень даже полезная штука. Мозги меняет лучше наркотика.

- Ты сказал «старец»? Это что, так зовут человечка того?

- Угадал. А теперь – идем! Но прежде давай сделаем по глоточку.

Леха достал флягу и протянул мне. Жидкость обожгла так, что я закашлялся.

- Это что, спирт?!

- Нет, все та же настойка. Сейчас тебе станет очень хорошо, – ответил Леха и сам сделал глоток.

Мне стало хорошо очень быстро. Когда мы вошли в лес, меня веселил каждый кустик, а тропинка словно сама ложилась под ноги.

- Слушай, а что это за настойка такая? – окликнул я Леху. – В ней градусов пятьдесят, не меньше.

- Придет время узнаешь, – не оборачиваясь бросил он.

Леха вел меня по ему одному известному пути. Мы переходили с одной тропы на другую, а порой шли вообще без тропы. Время, казалось, остановилось. Мы шли и шли, а солнце все так же висело в небе.

Наконец мы выбрались на крутой берег реки – точь-в-точь такой, как я видел во сне. В тот момент я совершено не удивился этому. Но когда мы опять вошли в лес, мне захотелось сказать про сон Лехе. Однако что-то удержало меня.

Вскоре мы оказались на поляне, тоже очень похожей на ту, на которой в моем сне стоял идол. Теперь идола не было.

Вместо него стояла избушка.

Глава 4

Если бы мне кто-то сказал, что я когда-нибудь увижу избушку на курьих ножках, я рассмеялся бы ему в лицо. Но это была именно избушка на курьих ножках! Правда вместо ножек были четыре толстых столба, на которых и покоилось это странное сооружение.

Когда мы подошли ближе, я вздрогнул, увидев, что идолом является каждый из этих столбов. Хотя быстро успокоился – они были совсем иными, чем идол из сна – грубо обработанные топором бревна, тогда как у того идола было тонко вырезанное лицо. И, слава Богу, на них не было ни человеческих волос, ни бород.

- И что же, тут и живет твой старец? – спросил я.

- Тихо! – откликнулся Леха и вдруг встал на колени.

Я не успел удивиться, потому что он увлек меня за собой. Со стороны это, наверное, было смешно – два здоровых лба в военной форме стоят на коленях перед потемневшей от времени избушкой на странных сваях. Но тогда мне было не до смеха. Не было даже желания оттолкнуть Леху и вскочить.

- Мы пришли, Старец! – сказал Леха и эти слова показались мне удивительно громкими.

Ничего не произошло. Отбрасывая длинную тень, безмолвно стояла избушка, ветер играл вокруг травой и ветвями.

Осторожно оглядевшись, я сглотнул и прошептал:

- И где же твой старец?

- Не торопи событий! – процедил Леха сквозь зубы.

- Слушай, может сегодня его нет на месте? – я чувствовал, как меня охватывает облегчение. – Давай придем в следующий раз, а?

Я дернул Леху за рукав, но он стоял на коленях, словно каменный. Я вновь затравлено огляделся. Солнце было уже закатным, как в моем сне. Золотились далекие верхушки гор, а ветер становился все холоднее. Мне отчаянно захотелось сбежать отсюда, но я понимал, что без Лехи не найду дорогу в часть. К тому же какая-то сила не пускала меня.

- Лех, поиграли и хватит! – жалобно произнес я.

Слова застряли у меня в горле – дверь избушки скрипнула и отворилась. На крылечке показался старик с длинной седой бородой и волосами. Ветер тут же подхватил их и растрепал – как в моем сне.

- Здравствуйте, солдатушки! – раздался глухой голос.

- Здравствуй, Старец! – откликнулся Леха.

- Зачем пожаловали?

- Хотим просить Черного Дембеля! – ответил Леха.

- Ну что же, поднимитесь, поговорим.

Мы с Лехой встали с колен. Старик на мгновение скрылся в доме и вновь появился на крыльце с приставной лестницей. Опустил ее и медленно сошел вниз. Вблизи он оказался совсем маленьким, головы на две ниже меня, но в каждом его движении чувствовалась сила.

- Тебя я знаю, – указал он на Леху, – а ты кто такой?

На меня уставились пристальные темные глаза.

- Друг это мой, – вмешался Леха.

- Друг говоришь? – протянул старик, все так же глядя на меня.

- Да, и он попробовал твою настойку, Старец.

- И жив остался? – в бороде мелькнула усмешка. – Говори, понравилась тебе настойка?

- Понравилась, – с трудом разлепил я губы.

- Обращайся ко мне «Старец». Ясно?

- Ясно, Старец.

- Вот и ладно. А теперь я тебя испытаю немного, солдатик. Хочу узнать, тот ли ты человечек. Готов?

Я кивнул. В тот момент критичность мышления полностью покинула меня, и я думал только об одном – как понравиться Старцу. И не потому, что он нравился мне, а потому, что я до смерти боялся его.

- Зачем явился? – спросил Старец.

- Мне нужна Сила, – сказал я первое, что пришло в голову.

- Сила, значит, – усмехнулся Старец. – А зачем?

- Чтобы жить по-человечески…

- А знаешь, что я прошу за Силу?

- Не-ет…

- Совсем немного – позволить время от времени приходить в сновидениях. Что скажешь?.. Согласен?

Глаза Старца пронизывали меня насквозь. А мне одинаково страшно было произнести и «да», и «нет». Наконец я пробормотал:

- Да, Старец… - и словно окунулся в омут.

- Вот и славно, – он протянул руку и коснулся моего лба. Пальцы были холодными, словно камень, но, как ни странно, от этого прикосновения начисто пропал страх.

- И что теперь, Старец?

- Первым проявлением твоей Силы станет то, что ты не почувствуешь, как пройдут полтора года службы. Скоро мы подпишем один договорец. Как говорится, слову верь, а бумагой проверь. Но это будет попозже. Когда ты придешь сюда уже провожатым и приведешь с собой нового человечка. А сейчас мы займемся Лехой. Погуляй на полянке, а мы с ним поднимемся в дом.

- Да, Старец, – ответил я и склонил голову, словно кто-то дернул меня за веревочку.

Леха и Старец поднялись по лестнице и исчезли в доме. А я уселся на камень и стал размышлять.

Глава 5

«Кто такой этот Старец? – думал я. – Отшельник, живущий вдали от людей? Допустим. Он делает настойки разные, а потом привлекает к себе солдат. Они ходят к нему парами – один опытный, так сказать, «дед», а второй зеленый. С опытным что-то происходит в доме, а второй ожидает. А потом он сам становится «дедом». Значит то, что происходит сейчас с Лехой ждет меня… Когда?.. Через месяц? А может через два? Но зачем все это нужно Старцу? Может он просто ненормальный?.. Но это не обычный сумасшедший. Во всяком случае у него есть явная способность к гипнозу…»

Видно к тому моменту действие настойки окончилось и способность мыслить критически вернулась ко мне с лихвой. Но вместе с ней пришел страх. И чем больше я размышлял, тем сильнее он становился.

«А если Старец этот – маньяк? И Лехи уже нет на свете?

Но зачем Старцу свидетель?»

Я вскочил и стал нервно вглядываться в дом, который смутно серел в сгустившихся сумерках. Единственное тусклое окошко, завешенное изнутри, делало его похожим на голову циклопа. Неизвестно до чего бы я додумался, но дверь вдруг скрипнула и на пороге в полосе света появился силуэт.

Через мгновение я узнал Леху. Следом за ним показалась фигура Старца.

- Ну что, Костик, небось заждался? – услышал я его скрипучий голос. – И всякое, видно, в голову пришло?

Я хотел возразить, но вместо этого кивнул.

- Пришло, Старец!..

- Ну, как говорится, повинную голову меч не сечет! Хорошо, что сознался. Со мной иначе нельзя. Разумеешь, Костик?

Я вновь кивнул.

- А теперь забирай своего дружка и возвращайтесь к отцам-командирам.

Старец похлопал Леху по плечу, тот молча спустился по лестнице и стал рядом со мной.

- C ним не заговаривай, после того, что вы называете Черным Дембелем ему теперь не до слов. Ему теперь хорошо. Поэтому ты сам поведешь его. Дай-ка свою фляжку. Вот тебе новая, полная той самой настойки. Когда подам знак во сне, угостишь ею того, кто приглянется тебе. Потом я подам новый знак, и ты приведешь его ко мне. А теперь ступайте с миром.

- Как же я найду дорогу? – вырвалось у меня. – Ночь на дворе, да и не запомнил я ее!

- Ноги выведут, – отрезал Старец.

Не говоря больше ни слова, он поднял лестницу, вместе с ней скрылся в доме и захлопнул дверь.

Поляна погрузилась в темноту. Леха стоял рядом, словно призрак.

- Ну что, пошли?

Леха молчал. Но когда я сделал шаг в сторону леса, он двинулся следом.

Глава 6

Ноги на самом деле вывели меня. Этот поход навсегда запомнился мне. Я шел по ночному лесу, доверившись какому-то странному компасу, а рядом шагал безмолвный Леха. На одной из полян его лицо осветила луна, и я увидел застывшую улыбку.

- Леш, ты на самом деле ничего не слышишь? – спросил я его.

Он не ответил, продолжая улыбаться. А потом мы вновь вошли в лес и улыбка исчезла в темноте.

До части мы добрались без особых приключений. Перелезли через забор, тихонько прокрались в казарму и улеглись. Потеряв способность говорить, Леха не потерял способности соображать – он сразу нашел свою койку. Я натянул одеяло на голову и провалился в сон.

На этот раз в моем сновидении было лесное озеро. Я подошел к воде, присел и посмотрел на свое отражение. Лицо, которое я увидел, было и моим, и чужим. Хотя я до сих пор не могу понять, что именно в нем было чужим. Но я ясно помню, что отражение жило своей собственной, отдельной от меня жизнью.

- Что ты сделал со мной? – спросило отражение.

- А что? – выдавил я.

- А то, что за все надо платить. Ты готов платить тем, что он будет приходить сюда?

- Куда сюда? – воскликнул я и проснулся.

Этот сон отпечатался в моей голове, как фотография, и я целый день ходил в подавленном настроении. А вечером узнал, что Леха Игвин исчез.

- Отбыл в неизвестном направлении для дальнейшего прохождения службы, – сказал еще один мой земляк Виталик, который занимался наглядной агитацией, а потому терся при штабе, получая с начальственного стола крохи стратегической информации.

- И куда же? – спросил я, стараясь унять бешено стучащее сердце.

- Информация настолько служебная, что недоступна даже мне, – отчеканил Виталик.

- Странно все это, – пробормотал я.

- Что странно? А может послали нашего Леху в войска особого назначения? Долго присматривались, а потом – раз и послали. А ты чего такой бледный, Костя-Константин? Из-за Лехи переживаешь?

- А, должен был он мне денег, а теперь вот исчез, – неуклюже соврал я.

- Ну, знаешь ли… Деньги нужно одалживать надежным товарищам, которых не могут далеко послать – по причине незаменимости. Намек ясен?

- Да уж куда ясней, – криво улыбнулся я и оставил Виталика наедине с его плакатами.

«Куда делся Леха? – лихорадочно думал я. – И причастен ли Старец к его исчезновению?»

Какое-то время я даже хотел пойти и доложить обо всем, что случилось прошлой ночью, но поразмыслив, отказался от этого.

«Раз Леху куда-то официально отправили, то меня посчитают психом, если я расскажу о нашем походе к Старцу. А заодно примерно накажут, чтоб не шлялся ночами где попало. Нет, к начальству я не пойду.»

Потом меня пронзила другая мысль.

«А если начальство знает Старца? И он каким-то образом влияет на него? По документам Леху отправили в другую часть, а он сейчас в услужении у Старца…»

Мне вдруг представилось, как Леха сидит в избушке и моет какие-то магические колбы. Он почему-то был похож на нашего лаборанта из кабинета химии, которого мы прозвали Алхимиком за отрешенный вид. Наверное, это было смешно, но мне было не до смеха.

Следующую неделю я провел, как в бреду. Везде мне чудилась рука Старца. Даже вышка с часовым казалась искаженной копией его избушки. Я дошел до того, что решил: Старец - это командир полка. Наш Ван Ваныч был небольшого роста, абсолютно лысый и всегда гладко выбрит. Во время строевого смотра я мысленно надевал на него седой парик и кустистую бороду. Получалось очень похоже!..

Через неделю мне стало легче. Ван Ваныч уже не казался мне переодетым Старцем. Мне хватило ума отказаться от этой версии хотя бы потому, что он был выше Старца на целую голову.

Наконец я начал думать, что наш поход к Старцу был сном. И это почти успокоило меня.

Но до тех пор, пока я не вспомнил про флягу с настойкой.

Глава 7

Несколько дней я не решался открыть ее. Наконец, на закате, на том самом месте, где мы впервые говорили с Лехой о Черном Дембеле, отвинтил крышку.

В нос ударил знакомый запах. Подчиняясь импульсу, я поднес флягу ко рту и сделал несколько глотков. Жидкость показалась мне совсем иной по вкусу. Но мне некогда было раздумывать об этом, ибо она тотчас вошла в мою кровь. Голова закружилась и мне почудилось, что я взлетаю.

Это был странный полет – не вверх, а внутрь. Я штопором ввинчивался в себя. И это было не тело, а особый мир. Да, внутри, оказался целый мир! Там точно так же светило солнце и я точно так же сидел с флягой в руках. Но рядом блестело озеро, которого во внешнем мире не было.

Я сразу понял, что это озеро из моего последнего сна. Поднялся и подошел к воде. На этот раз я не увидел своего отражения. Его просто не было. Страх холодной волной прошелся по моим внутренностям и резко усилился, когда отражение появилось рядом. Я обернулся и вздрогнул – возле меня стоял Старец.

- Здравствуй, солдатик. Вот и свиделись.

- Здравствуйте…

- Ты забыл добавить «Старец».

- Здравствуйте, Старец…

- А ты, видать, испугался. Не ожидал?

- Не ожидал, Старец.

- Ведь мы договорились с тобой, что взамен за Черный Дембель я буду приходить в твои сны.

- Но это не сон! Я просто выпил и мне все это мерещится!

- Мерещится?.. Ну, ну… - усмехнулся Старец. – Давай-ка сядем на травку, а то в ногах правды нет.

Мне хотелось возразить, но я послушно сел рядом. Старец молчал, глядя на водную гладь. И вдруг я почувствовал, что все это очень реально. Слишком реально.

- Что по-твоему такое сны? – подал голос Старец.

- Отражение дневных впечатлений, – машинально ответил я.

- Правильно. Только ты забыл сказать «искаженное».

- Искаженное?

- Да. «Искаженное отражение дневных впечатлений». Так десять лет назад ответил отец на твой вопрос «Что такое сны?»

- Откуда вы знаете?.. Я и сам не помню этого…

- Ведь мы сейчас находимся в твоем внутреннем мире. А я умею разбирать его язык. Так вот, отец сказал правильно. Да только сны это не только кривое зеркало дневных впечатлений. Иногда это зеркало иного мира. Понимаешь?

- Да, Старец, – я сказал это скорее от страха, чем от понимания.

- А если честно?

- Нет…

- Ничего, поймешь, когда придет время, – вновь усмехнулся Старец. Черты его лица вдруг стали меняться, в какой-то момент мне почудилось, что передо мной сидит отец, у которого выросла длинная борода.

- Не пугайся, – сказал отец, – ибо чрезмерный страх вредит превращениям.

И вновь стал Старцем.

- Мой образ колеблется, ибо ты еще не прошел Черный Дембель. После него будешь видеть меня ясно, как свое отражение в зеркале. А сейчас я позволяю тебе задать три вопроса. Ну?

- Почему моего отражения нет в озере? – спросил я непослушными губами.

- Спроси об этом у своего внутреннего мира. Второй вопрос.

- Где мой друг Алексей, с которым…

- …Ты приходил ко мне, – окончил за меня Старец. – Когда пройдешь Черный Дембель, окажешься там, где он. Итак, третий вопрос.

- Кто вы..?

- Старец. Остальное ты узнаешь постепенно. Иначе будет неинтересно. И все вернется на круги своя. Ведь именно от безмерной скуки ты решился пойти с Лехой ко мне. Зачем же оканчивать тем, с чего начал?

- Позвольте мне еще один вопрос. Могу ли я не проходить Черный Дембель?.. Мне кажется, я не готов…

- Поздно. Ты уже вступил в Черный Дембель, солдатик.

- Но ведь мы не подписали договор. Вы сами говорили, что без договора нельзя!..

- Любой договор – формальность. Он лишь закрепляет то, что свершилось. А теперь слушай и запоминай, если не хочешь проблем. В твоей фляге настойка. Поищи надежного человека, дай ему попробовать ее, а затем введи в курс дела. Не торопись, но и не затягивай.

- А потом?

- Потом я дам тебе знак, ты приведешь его, а сам пройдешь Черный Дембель. До встречи, солдатик!

Я вдруг понял, что разговариваю со своим отражением. Я сидел на берегу и смотрел в воду. Рядом со мной никого не было.

Я вскочил и проснулся.

Глава 8

Все так же догорал закат. Я лежал на траве, а голова моя покоилась на корнях дерева. Судя по всему, прошло совсем немного времени. Я вспомнил про флягу, протянул руку и нащупал ее.

Странно, но крышка была завинчена. Я уселся и ошалело посмотрел на нее. Я точно помнил, что не закручивал крышку. Выпил – и провалился в сон.

Этому могли быть три объяснения.

Возможно я закрутил крышку во сне на манер лунатика, который не ведает, что творит.

Или вообще не открывал ее и мне приснилось, что я пью настойку.

Или крышку закрутил кто-то другой.

Я осмотрелся. Вокруг меня никого не было. Наконец я поднялся и отправился в часть.

* * *

Недели две я раздумывал, кого бы взять в попутчики для похода за Черным Дембелем.

Я уже не колебался относительно того, стоит ли мне вообще идти туда. Желание вернуться к Старцу было сильнее меня. К тому же тайна Черного Дембеля давила. Мне хотелось с кем-то разделить ее. Но я боялся ошибиться. Я смутно ощущал, что если выберу не того человека, последствия будут непредсказуемыми.

Сначала я всерьез задумывался над тем, чтобы посвятить во все Виталика, который день за днем рисовал прославляющие армию плакаты. Я даже зашел к нему в каморку за кулисами клуба.

- Ты слыхал о Черном Дембеле? – спросил я как можно более небрежно после нескольких ничего не значащих фраз.

- Солдатская мифология мало интересует меня, – неожиданно серьезно ответил Виталик. В его голосе чувствовалось странное напряжение.

- Почему? Это же прикольно, – осторожно вставил я.

- Прикольно, – согласился он. – Да только от мифологий в критических условиях едет крыша. А мне моя крыша нужна в целости и сохранности. Хотя может вспомню об этом потом, если захочу написать диссер по филологии.

Все в части знали историю Виталика – он заелся с начальником военной кафедры в своем университете и достал справку, которая освободила его от посещения этой самой кафедры. Но от армии справка освободить не смогла. Так что рухнули планы на аспирантуру и все прочее...

- Ну раз так, я пошел?.. Не нюхай на ночь много краски, – пошутил я, стараясь заполнить паузу.

- И тебе того же в отношении собственных портянок. Захочется пообщаться с наглядной агитацией и пропагандой, заходи, – к нему вернулся обычный иронический тон.

* * *

Этой ночью ко мне опять пришел Старец.

- У него нет настоящей души, – сказал он мне. – А потому нет настоящего Страха. Его наполняет лишь никчемная боязнь за собственное здоровье. Поэтому он не нужен нам. Ты хорошо сделал, что не дал ему настойку. Молодец, Константин.

Я ожидал, что Старец по меньшей мере обругает меня за то, что я вообще заговорил с Виталиком, и ощутил прилив теплоты. Его присутствие уже не повергало меня в состояние леденящего ужаса. Больше того, пусть на мгновение, но я ощутил единство со Старцем.

- Что же теперь?

- Искать того, кто знаком с настоящим страхом. И я думаю, у тебя получится увидеть этого человека завтра. Ты веришь в это?

- Я верю вам, Старец.

- Очень хорошо. Ты делаешь успехи. И, главное, ведешь себя во сне, как наяву. Ты научился жить во сне. А ведь ты еще не прошел Черный Дембель.

- Что такое Черный Дембель, Старец?.. – воскликнул я, потому что меня вновь переполнило страхом.

- Врата к новому. А теперь до встречи. И поторопись, луна входит в силу, наступает нужное время для ритуала.

Глава 9

На следующее утро я заступал в наряд. Занимаясь обыденными армейскими делами, я все глубже утопал в депрессии – слово «ритуал» из сна ворочалось внутри. Все страхи разом вернулись ко мне и соединились в один большой Страх.

Теперь мне казалось, что я сошел с ума.

«Ты принимаешь образы из снов за реальность, а самогонку во фляге за магическую настойку. Это конец», – бубнил во мне дрожащий голос. Голос бродил в моей голове, словно крыса в замкнутом лабиринте.

Наконец меня начало чисто физически тошнить от всего этого и вскоре вывернуло бы наизнанку, если бы вдруг не возник второй голос.

«Даже если ты на самом деле сошел с ума, не стоит дергаться. Сумасшедший дом тебе все равно не поможет. Поэтому проблемы молчать или рассказать о сумасшествии у тебя нет. Расслабься».

«Что же делать?» – пробормотал первый голос.

«Я же сказал: расслабься, – снисходительно ответил второй. – Давай рассуждать. Есть два варианта. Первый – общение со Старцем происходит в твоем безумном воображении. И второй – оно реально, как та грязная посуда, которую ты сейчас моешь…»

«Какой же вариант соответствует истине?» - перебил первый.

«Это не важно. Оба варианта приводят к одному и тому же».

«К чему?» - истерически выдохнул первый.

«Тебе нужно принять это Приключение. Если ты сошел с ума, оно сбудется в твоей голове. Если нет – оно произойдет в реальности. Но удовольствие, которое ты получишь от Приключения будет одно и то же. Так что отбрось сомнения и продолжай игру. Поверь, у тебя нет выбора. И времени тоже нет. Помнишь, что говорил Старец?»

Эти слова разом уняли страх. Первый голос уменьшился в размерах, но, уходя, пискнул:

«А что если после ритуала я стану другим?»

«А тебе и в самом деле пора стать другим», – во втором голосе звучала насмешка.

Лабиринт в моей голове разрушился и крыса вырвалась на волю. Я вновь стал воспринимать окружающий мир и увидел, что мои руки все так же механически вымывают алюминиевые тарелки из солдатской столовой.

Потом мой взгляд упал на парня, который принес очередную порцию посуды.

Он был из соседнего взвода и звали его, кажется, Игорь. Я вдруг увидел, что глаза его наполнены тоской. И меня осенило – вот кто мне нужен!

- Слушай, давай перекурим, – сказал я.

- Давай.

Мы отошли за столовую и уселись на деревянные чурбачки. Щелкнула зажигалка, и мы затянулись.

- Ты, кажется, Игорь?

- Да.

- А меня зовут Костя.

- Очень приятно, – проговорил он и пожал мою протянутую руку.

- Хочешь выпить? – спросил я его.

Он кивнул. Я достал фляжку, открыл ее и протянул Игорю.

- Может сбегать за стаканами? – спросил он.

- Не надо. Пей так, – сказал я и почувствовал власть над ним.

Словно я сам был Старцем.

Он отхлебнул и вернул мне флягу. Глотнул и я. Настойка огненной струей обожгла горло и пищевод.

Потом мы хлебнули еще по разу. И еще.

Наконец я спросил:

- У тебя какие-то проблемы, Игорь?

- А что заметно?

- Представь себе.

- Девушка не пишет уже два месяца.

- Ясно. Слыхал про Черный Дембель?

Он обернулся ко мне. Его глаза были широко открыты.

- Это как досрочно комиссоваться? Ногу проткнуть что ли?

- Тогда уж лучше голову проткнуть, – ответил я со злой иронией. – Нет, Игорь, Черный Дембель совсем иная штука…

Глава 10

Я даже удивился той горячности, с которой Игорь согласился идти со мной. Я ведь рассказал ему совсем мало – даже меньше, чем Леха мне в тот бесконечно далекий день, когда я впервые узнал о Старце.

- Если ты будешь так кричать, мы никогда не пойдем туда, – сказал я, глядя в его глаза, наполненные безумной радостью.

- Да, да, я понимаю, – зашептал Игорь. – Но все-таки, когда?

Да, довели обстоятельства парня до отчаяния. Я глубоко затянулся «примой» и выдохнул вместе с дымом:

- Скоро. Жди моего сигнала.

* * *

Но ни этой ночью, ни следующей Старец не являлся мне. У меня вообще не было снов. Я спал, словно деревянная колода.

Возникла даже мысль, что стоит идти не дожидаясь знака. Однако я решил повременить еще одну ночь.

И не напрасно. Мне приснилось все то же озеро. На этот раз я не осмелился подходить к воде, чтобы проверить будет ли там мое отражение.

Я решил обойти вокруг озера. Нашел тропинку, извивающуюся среди деревьев, и двинулся по ней. Озеро оказалось довольно большим. Когда тропинка в очередной раз повернула, я неожиданно увидел каменную скамью.

На ней сидели два человека в плащах с опущенными капюшонами. Один плащ черный, второй серебристый. Они сидели ровно и неподвижно, словно две шахматные фигуры.

Как завороженный, я пошел к ним. Когда до скамьи оставалось всего несколько шагов, фигура в черном плаще поднялась и откинула капюшон.

Это была девушка. Плащ неожиданно соскользнул с ее плеч, и она оказалась совершенно голой. Я замер, а девушка пошла навстречу мне, подрагивая упругими грудями.

В ее лице была какая-то странность. Но я понял какая, только когда девушка подошла вплотную.

Ее глаза были закрыты. Но это не помешало ей остановиться в шаге от меня и протянуть какой-то белый предмет.

И тут я узнал ее. Это была моя девушка Нина, которой я писал каждую неделю.

- Нина?! – воскликнул я.

Она продолжала стоять, не открывая глаз.

- Что ты здесь делаешь?… – не унимался я.

Нина молчала. Ее рука все так же настойчиво протягивала прямоугольное нечто.

Это был сложенный листок бумаги. Я принял его, Нина тотчас развернулась и двинулась прочь. Прошла мимо скамьи с фигурой в серебристом плаще и скрылась за деревьями. Я хотел было броситься за ней или хотя бы окликнуть, но странное оцепенение сковало меня.

Некоторое время я смотрел ей вслед. Перевел взгляд на неподвижную фигуру в серебристом. Судя по всему, это тоже была женщина.

- Простите, кто вы? Вы знакомы с Ниной?

Она молчала.

Я развернул листок и прочел:

«Жду завтра на закате. Не забудь о настойке.

Старец».

* * *

- Это что, спирт?! – воскликнул Игорь.

- Нет, все та же настойка. Сейчас тебе станет очень хорошо, – улыбнулся я и подумал, что где-то уже слышал это.

А затем сам сделал глоток.

Огненная жидкость опалила внутренности. Я огляделся и увидел мир иными глазами. Мы стояли у Камня. Послеобеденное солнце пронизывало лес. Каждый листок и травинка были невероятно зелеными.

Я перевел взгляд на Игоря. Он стал маленьким, как пигмей.

«Наверное, таким и я казался Лехе на этом самом месте, – пронеслось в голове. – А настойка и в самом деле стала крепче… И вкус вновь другой… Наверное как-то перебродила…»

- Что теперь? – спросил Игорь.

- Пошли!

* * *

Ноги сами привели меня к Старцу.

Игорь, не отставая, шел за мной. Я ни разу не обернулся – во мне была спокойная уверенность, что никуда он не денется.

К дому Старца я вышел быстрее, чем ожидал. На поляне стояла все та же избушка на курьих ножках. Потемневшие от времени лица идолов на этот раз показались на удивление знакомыми. Ближний справа определенно кого-то напоминал мне. Но я не успел понять кого, потому что Игорь за спиной что-то проговорил.

- Тихо! – бросил я.

И неожиданно для себя встал на колени. В следующее мгновение меня захлестнула волна эмоций – от обожания до ярости. Обожание к Старцу и ярость к Игорю – за то, что он стоит.

Я обернулся к Игорю и дернул его за рукав. Тот опустился на колени рядом со мной. В его глазах я увидел нечеловеческий страх. И это погасило мою ярость. Осталось только обожание. Я набрал полную грудь воздуха и сказал:

- Мы пришли, Старец!

Как и в тот раз, когда я был здесь с Лехой, ничего не произошло. Все так же безмолвно стояла избушка, отбрасывая длинную тень, а ветер играл ветвями и травой.

Игорь что-то горячо зашептал мне на ухо, но я не слышал его. Мои глаза были прикованы к двери избушки. Я знал, что сейчас она откроется.

И она открылась. На пороге стоял Старец. Как и в прошлый раз, ветер разметал его волосы и бороду. На мгновение мне почудилось, что я не уходил с этой поляны, а рядом со мной по-прежнему Леха. Я скосил глаза и увидел Игоря.

- Здравствуйте, солдатушки! – сказал Старец.

- Здравствуй, Старец! – ответил я.

- Зачем пожаловали?

- Хотим просить Черного Дембеля! – Я произнес эти слова, как магнитофон.

Словно кто-то чужой сказал их за меня.

- Ну что же, поднимитесь, поговорим.

Мы поднялись с колен. Как и в прошлый раз, Старец на мгновение скрылся в доме и появился с приставной лестницей.

Он спускался медленно и степенно.

На какое-то мгновение Старец показался мне пауком, который приближается к запутавшимся жертвам…

Он знает, что мы уже никуда не ускользнем от него.

Но эта мысль промелькнула и исчезла. Чужие губы внутри меня задули ее, как свечу. Осталось обожание.

- Тебя я знаю, – сказал Старец, глядя на меня.

И обернулся к Игорю:

- А ты кто такой?

- Это мой друг, – вмешался я.

- Друг, говоришь?.. – в бороде блуждала усмешка.

- Да, и он попробовал твою настойку, Старец.

- И жив остался? Говори, понравилась тебе настойка? – ткнул он пальцем в Игоря.

- Пон-нравилась, – заикаясь, ответил тот.

Потом Старец отвел его в сторону и какое-то время говорил с ним. Я ощутил, как меня наполняет лютая ревность, но вот они вернулись и меня разом отпустило.

- Ну что, Константин, настало время пройти Черный Дембель? – спросил Старец. – Следуй за мной.

Глава 11

Старец поднялся по лестнице, я за ним. Перекладины прогибались, помню мне тогда казалось, что лестница вот-вот развалится. Но она выдержала. Скрипнула дверь и я вслед за Старцем оказался в сенях, увешанных пучками высохших трав.

Дверь за нами закрылась, отрезав от внешнего мира. Я скользнул взглядом по углам и в свете закатного солнца из пыльного окна увидел паутину. В центре ее сидел огромный паук. В следующее мгновение я заметил под паутиной портрет какой-то женщины, но не смог рассмотреть его, настолько густыми были сети, скрывшие его.

- Что ты чувствуешь, Константин? – спросил Старец. Теперь в его бороде не было и тени усмешки.

- Пахнет остановившимся временем, – пробормотал я и вновь ощутил, что эти слова чужие мне.

- Лучше не скажешь, Константин. Да, время здесь идет иначе, чем снаружи. Но давай сделаем то, зачем пришли. Ты ненадолго войдешь в горницу, а затем мы подпишем договор. Согласен?

- Да, – машинально ответил я. Наверное так же отвечает пациент на вопрос хирурга о том, стоит ли применять анестезию.

- Что же, иди вперед.

Он толкнул дверь, ведущую внутрь дома. За ней была темнота.

Но не обычная темнота комнаты без окон. Меня ожидала абсолютная ночь.

- Иди! – повторил Старец. – Ты должен встретить свой Страх.

Мои ноги приросли к полу, из горла вырвался сдавленный вопль. В следующее мгновение Старец втолкнул меня в темный проем. Он сделал это без всякого усилия, словно я был шахматной фигуркой или патроном, который задвинули в ствол.

До сих пор удивляюсь, как мое сердце выдержало этот Страх. Я совсем не запомнил, что было в этой темной комнате. Но там определенно что-то было.

И со мной что-то сделали. Я рад, что не запомнил этого. Иначе сошел бы с ума. Осталось только ощущение, что это длилось бесконечно долго…

Следующим моим воспоминанием был нестерпимо яркий закатный свет. Я вновь был в сенях, увешанных пучками сухой травы. Лежал на спине, а надо мной склонился Старец.

- Ну вот, ты и вернулся, – сказал он. – Поднимайся!

Помню в тот момент я испытал безмерное облегчение. Словно меня отпустили с того света.

- Сколько прошло времени, Старец? – спросил я, оглядываясь. Закатные блики на стене не изменили своего положения. И все так же сидел паук в центре своей паутины.

- Ты сам сказал, что время здесь остановилось, – ответил Старец. – Так что не задавай лишних вопросов. Нам нужно подписать договор, и ты получишь то, за чем пришел.

Он жестом пригласил меня к небольшому столу в углу сеней. На грубых досках лежал лист бумаги. В моей голове навсегда отпечаталось то, что там было написано:

«Обязуюсь дать обладателю сего возможность ускорять время взамен за разрешение являться в его сновидениях.

Властелин Старости».

Далее следовала неразборчивая подпись. Она напоминала взметнувшееся лассо. Или дым из трубы, как его рисуют дети.

- Вижу по лицу, что кое-что тебе неясно, – проговорил Старец. – Можешь задавать вопросы.

Прежде всего мне захотелось спросить, что произошло со мной в той комнате. Но я не решился. А потом мое внимание целиком поглотил договор.

- Что значит «ускорять время»? – спросил я.

- Очень просто – все неприятные моменты твоей жизни могут стать одним мгновением. Ты закроешь глаза, а когда откроешь – все будет уже позади.

- Означает ли это, что я буду быстрее стареть?

- Поговори с любым стариком – жизнь кажется ему промелькнувшей. Так неужели ты не пожелаешь, чтобы в этой мимолетной жизни были только приятные мгновения? Неужели ты не хочешь очистить жизнь от мути? Длинная жизнь имеет смысл только тогда, когда она приятна, не правда ли?..

- Да, Старец, – откликнулся я.

- Я дарю людям не длинную, а приятную старость. Ощущаешь разницу? Именно поэтому меня порой и называют Властелин Старости. Но ты можешь называть меня по-прежнему: Старец.

- Да, Старец, – вновь повторил я. Повисло молчание. Мои глаза почему-то нашли неподвижного паука в центре паутины и не могли оторваться от него.

- Конечно, выбор за тобой, мой друг.

Старец сказал это насмешливым тоном, я перевел взгляд на него, и вдруг понял: после того, как я побывал в той комнате, у меня уже нет выбора. Почти нет. Это почти заставляло меня медлить.

- Старец, а где сейчас мой друг Алексей, который уже прошел Черный Дембель?

- Могу сказать одно – он жив и здоров. Ну что, решаешься?

- Последний вопрос: в документе сказано, что я разрешаю Властелину Старости, то есть… вам, являться в моих сновидениях. Ведь это же такая малость за то, что вы даете мне…

- На самом деле это не малость, Константин. Но не бойся, тебе не придется видеть меня слишком часто. Более того, после подписания нашего договора я буду приходить только по твоему желанию. Разумеется, за исключением непредвиденных обстоятельств.

Мой взгляд опять упал на паука, сидящего в центре паутины, которая, как вуаль, скрывала портрет женщины. Он уже не был неподвижным. Подрагивая мохнатыми лапками, паук двинулся к краю.

Почему-то именно это заставило меня выдохнуть:

- Я согласен.

* * *

- Отлично! – произнес Старец.

В то же мгновение в его руке блеснул небольшой стилет. Ничего не говоря, и не медля ни секунды, он крепко стиснул мою левую ладонь и кольнул в безымянный палец.

Все произошло так быстро, что я не успел испугаться. На пальце выступила капля крови.

- Подпишись под текстом договора! – приказал Старец.

- Как?..

- Просто двигай пальцем!

Словно в тумане я поставил подпись.

- Ну вот и все! – голос Старца был сытым и усталым. – Теперь и ты прошел Черный Дембель. Спрячь договор.

- Почему кровью?.. – потерянно прошептал я.

- А ты хотел получить власть над временем при помощи чернил?.. Все, иди! До встречи, Константин!

Он открыл входную дверь. На мгновение мне показалось, что это опять та самая тьма… Но вот я увидел звезды. И смутную фигурку Игоря на поляне.

А потом будто кто-то надел на меня маску наркоза – все вокруг исчезло.

Я пришел в себя на вокзале. Я стоял у вагона в дембельской форме с чемоданчиком в руке, а навстречу мне бежала моя девушка Нина…»

Глава 12

Константин замолчал и открыл глаза. Его зрачки сжались от света, а потом медленно увеличились. Теперь они напоминали капли черной ртути.

Некоторое время Ян смотрел в них, а затем овладел собой.

- Давайте попробуем обсудить это?

Константин молчал.

- Во всяком случае ваша история окончилась позитивно, – вновь произнес Ян.

- Вы что-то сказали?

- Я говорю, что история ваша завершилась вполне счастливо.

- Вы думаете? – Он вздрогнул, словно очнувшись. – Вы совсем не знаете завершения этой истории. Поэтому не стоит шутить.

- Хорошо. Однако насколько я понял, вы немного утомились, дойдя до этого места. Поэтому давайте все-таки попробуем обсудить все, что вы только что рассказали. Вы ведь пришли именно за этим, не так ли?

- Пожалуй… Простите меня. Что вы думаете обо всем этом?

- Прежде всего, что вы хороший рассказчик. Вы поведали все это очень художественно. Настолько, что…

- Продолжайте!

- …кто-то сказал бы, что все это замечательная фантазия.

- А что скажете вы? – нетерпеливо выдохнул Костя.

- Я вполне допускаю, что все это могло быть реальным. Только понятие реальности очень многообразно. Наши фантазии и сны тоже своего рода реальность.

- Значит вы думаете, что все рассказанное – это фантазия? Или что это мне привиделось во сне?

- Видите ли, Константин, у вас самого есть сомнение, было ли все это на самом деле в привычном смысле слова.

- Почему вы так считаете?

- Потому, что вы пришли ко мне. Вы хотите решить какую-то психологическую проблему. А значит допускаете, что в этой истории кое-что может быть реальностью воображения. Скажу иначе: процентов на девяносто вы уверены, что это произошло с вами на самом деле. Но остается десять процентов сомнений. Ведь так?

- Может быть… - пробормотал Константин. – И все-таки, что вы сами думаете об этом?

- Все что вы только что рассказали мне, очень… - Ян умолк подыскивая слово, – …необычно. Но странность не только в этом. Рассказ прозвучал очень уж связно. Словно вы читали или декламировали наизусть.

- Может быть… - повторил Константин. – Я хочу показать вам кое-что. Это было во внутреннем кармане моего дембельского кителя.

Он вытащил сложенный листок желтоватой бумаги и протянул Яну. Тот принял его и развернул. Мелким каллиграфическим почерком там было написано:

«Обязуюсь дать обладателю сего возможность ускорять время взамен за разрешение являться в его сновидениях.

Властелин Старости».

Ниже были две подписи. Одна и в самом деле напоминала взметнувшееся лассо или дым из трубы, как его рисуют дети.

Вторая была словно начертана толстым красно-бурым фломастером.

- Это моя кровь, – прошептал Костя.

Глава 13

Некоторое время Ян рассматривал листок. Чернила были необычного сине-зеленого оттенка, верхняя подпись будто оседлала нижнюю.

- Вы думаете я сошел с ума? И сам написал это?

- Костя, даже если вы и сами написали этот договор, это не означает, что вы сошли с ума. Для вас это может быть особой игрой. Писатели, актеры и режиссеры играют в такие игры всю жизнь.

- Вы успокаиваете меня, но ведь на самом деле мой случай совсем иной. Я не писатель и не актер.

«В самом деле, в чем различие между сумасшествием и игрой? – подумал Ян. – Где грань? Может сумасшествие – это игра, которая не отделяет себя от жизни?»

- Для меня эта записка вовсе не игра, – Константин словно услышал его мысли. – Все было на самом деле. Точно так же, как и наш теперешний разговор.

- Поймите меня правильно, Костя. Мое мировоззрение вполне допускает, что вы столкнулись с чем-то запредельным обыденной жизни. Но прежде, чем мы начнем говорить об этом, нужно отсечь все остальные причины. Вы не допускаете, что кто-то просто мог разыграть вас? – Ян сказал все это менее уверенным голосом, чем хотел.

- А мои сны? – откликнулся Константин. – А полтора года в армии, полностью выпавшие из памяти?

- Вы действительно ничего не помните?

- Представьте себе.

- Действительно странно… Погодите, а вы не пытались навести справки о своем пребывании в течение этих полутора лет?

- Конечно, я попытался сделать это. И получил тот же ответ, что и об Алексее – такой-то был переведен на новое место службы. Я узнал лишь число – на следующий день после моего похода к Старцу. И все – дальше стена. Остальная информация строго служебная.

- А пробовали ли вы разузнать то же о третьем участнике вашей истории – Игоре?

- Да, и с тем же результатом. Его перевели через месяц.

- Странно, странно… Вот что, Константин, давайте я подумаю над этой историей, посоветуюсь с коллегами... Может дам послушать им запись сеанса. Вы согласны?

- Если это поможет…

- Вот и хорошо. А вы приходите ко мне через пару дней. Давайте на то же время.

- Хорошо. Но можно завтра?.. Ведь моя история только начинается…

Продолжение следует

 
НовостиВсе новости
10.06.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины состоится
методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"ВОЛЯ К ВЛАСТИ:
КОНСТРУКТИВНЫЕ И
ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
10.06.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины 9 июня 2017 года (пятница),
 в 16:00 состоится
методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"Я И ЧУЖОЙ: КСЕНОФОБИЯ
В БЫТИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
10.06.2017
Друзья!
Кафедра философской
антропологии Факультета философского
образования и науки
НПУ им. М.Драгаманова
продолжает работу литьературной
студии: 
«ФИЛОСОФСКОЕ ИСКУССТВО:
эссе, афоризмы, проза, поэзия»,
Очередное мероприятие
состоится
 20 апреля 2017 г.,
в 15.00 (кафедра философской
антропологии НПУ Драгоманова,
ул. Тургеневская,
8/14, аудитория 14-11). 
Вход свободный.)

 

 
18.04.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины
ул.Трехсвятительская 4, 3 этаж, 
зал заседаний Ученого совета 
14 апреля 2017 года (пятница), 
в 16:00 состоится
методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"ВОЛЯ К ИННОВАЦИЯМ И СОПРОТИВЛЕНИЕ ТРАДИЦИЙ" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
11.03.2017
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины
ул.Трехсвятительская 4, 
3 этаж, зал заседаний Ученого совета 
10 марта 2017 года (пятница),
 в 16:00
состоится методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"СТРАХ И ВЕРА В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
22.01.2017
30 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«ХАРИЗМАТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР
В КРИЗИСНОМ ОБЩЕСТВЕ:
СПАСЕНИЕ ИЛИ ОПАСНОСТЬ?»

Гость программы –

доктор философских наук,

профессор

ИРИНА СТЕПАНЕНКО

Запись
программы

Обсудить 
на форуме

 
06.01.2017
23 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«БОРЬБА С ПЛАГИАТОМ
В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ:
ИМИТАЦИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ»

Гость программы –

доктор культорологии,

профессор

ЕВГЕНИЯ БИЛЬЧЕНКО

Запись
программы

Обсудить 
на форуме

 
17.12.2016
Уважаемые коллеги!
В Институте философии
НАН Украины
ул.Трехсвятительская 4, 
3 этаж, зал заседаний Ученого совета 
9 декабря 2016 года (пятница),
 в 15:00
состоится методологический семинар
"ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
КАК МЕТААНТРОПОЛОГИЯ"
Тема для обсуждения:
"ПРОБЛЕМА ДОСТОИНСТВА УЧЕНОГО" 

Руководитель семинара –

доктор философских наук, профессор

НАЗИП ХАМИТОВ

 

 

Запись
семинара

Обсудить 
на форуме

 
13.12.2016
9 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«ПРОБЛЕМА ДОСТОИНСТВА
УЧЕНОГО В СОВРЕМЕННОЙ
УКРАИНЕ»

Гость программы –

доктор философских наук,

профессор

ОЛЬГА ГОМИЛКО

Запись
программы

Обсудить 
на форуме

 
 
01.12.2016
2 декабря 2016 года (пятница),
в 18:00 на телеканале ЦК (КГР ТРК)
в программе

"ИСКУССТВО ЖИЗНИ
С НАЗИПОМ ХАМИТОВЫМ"
обсуждается тема:
«ДОВЕРИЕ И НАДЕЖНОСТЬ
В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ»

Гость программы –

доктор философских наук

ЛЮДМИЛА ШАШКОВА

(повтор программы) 

Запись
программы

Обсудить 
на форуме